8-804-333-71-05
(бесплатно по РФ)
Диплом-центр.Ру - помогаем студентам в учёбе

У нас можно недорого заказать курсовую, контрольную, реферат или диплом

Главная / готовые работы / Дипломные работы / Литература и лингвистика

Ономастическое пространство в языковой художественной картине мира - Дипломная работа

Содержание

Ведение…3-13

Глава I. Теоретические основы исследования

1.1. Имя собственное как часть языковой системы….14-26

1.2. Литературная ономастика как направление исследования художественного текста….26-31

1.3. Парадигматический аспект анализа имени собственного в художественном тексте. Ономастическое пространство и типы имен собственных….31-35

1.4. Антропонимы и топонимы в художественном произведении….35-42

Выводы по главе….42-45

Глава II. Анализ ономастического пространства семейной хроники С.Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука»

2.1. Типы антропонимов и их функционирование в семейной хронике С.Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука»….46-76

2.2. Типы топонимов и их функционирование в семейной хронике С.Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука»….76-90

2.3. Типы названий газет, журналов, произведений литературы и фольклора, справочной литературы и их функционирование в семейной хронике С.Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука»….90-97

2.4. Типы зоонимов и их функционирование в семейной хронике С.Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука»….97-98

2.5. Типы названий праздников и их функционирование в семейной хронике С.Т. Аксакова «Детские годы Багрова-внука»….98-99

Выводы по главе….99-103

Заключение….104-110

Список использованной литературы….110-115

Приложение №1…1-

Приложение №2….

Введение (выдержка)

Тема нашего исследования – «Ономастическое пространство в языковой художественной картине мира семейной хроники «Детсткие годы Багрова-внука» С.Т. Аксакова».

В современной антропоцентрической лингвистике большое внимание уделяется изучению языковой картины мира (В. фон Гумбольдт, Л. Вайсгербер, Э. Сэпир, Ю. Уорф, Б.А. Серебренников, Г.А. Брутян, П.Я. Павилёнис, Ю.Д. Апресян, Л.И. Гришаева, М.К. Попова и многие другие). Поскольку функционирование языковых средств в художественном произведении в силу особой эстетической природы последнего приобретает особое значение и часто отличается от использования тех же единиц в речевых произведениях естественного языка правомерно, то, по мнению Т.Я. Ким, С.Б. Аюповой, А.А. Бурова, правомерно введение термина языковая художественная картина мира. Как справедливо отмечает С.Б. Аюпова, в основу вычленения языковой художественной картины мира «из общей типологии картин мира положены, с одной стороны, способ описания картины мира (языковой), с другой – способ осмысления мира человеком (художественный)» [Аюпова С.Б. Феноменологические особенности языковой художественной картины мира // Искусство и образование. – 2008. – №11. – С. 191 – 198., с. 191].

К важнейшим признакам языковой художественной картины мира относятся:

«– языковой способ выражения художественного осмысления действительности;

– виртуальность, так как ЯХКМ – это духовный субстрат, который не дается человеку в непосредственных ощущениях;

– способность к трансформации слова, так как понятийное содержание и экспрессивные качества слова подвергаются в ЯХКМ семантическому осложнению и эстетическому преобразованию;

– образность;

– символичность;

– многовекторность, поскольку ЯХКМ – это особая эстетическая форма словесности, которая включает в себя художественный текст и внетекстовую часть. В литературном тексте художественные смыслы означиваются с помощью языковых единиц. Необъективированная или внетекстовая часть ЯХКМ включает в себя: во-первых, «надтекст», то есть внехудожественную реальность, так как глубины внехудожественной реальности составляют едва ли не главный объект художественного познания; во-вторых, подтекст произведения – предметно-психологическую данность, которая лишь угадывается в словах, составляющих текст произведения. Сферу подтекста составляет главным образом «тайнопись» человеческой души; в-третьих, психоэмоциональную сферу, содержащую имплицитную оценку и катарсис, механизм которого очень тонко описал М.Е. Салтыков-Щедрин в письме П.В. Анненкову об И.С. Тургеневе: «Да и что можно сказать о всех вообще произведениях Тургенева? То ли, что после прочтения их легко дышится, легко верится, тепло чувствуется? Что ощущаешь явственно, как нравственный уровень в тебе поднимается, что мысленно благословляешь и любишь автора?» [9: 517]; в-четвертых, интертекст, так как художественное произведение способно вступать в диалог с текстами других писателей и поэтов разных эпох и народов и бесконечно самогенерировать по стреле времени» [Аюпова С.Б. Феноменологические особенности языковой художественной картины мира // Искусство и образование. – 2008. – №11. – С. 191 – 198., с. 196].

Имена собственные являются составной частью языковой художественной картины мира, тем языковым средством, которое выделяет один объект из ряда однотипных, делает его особенным. Важную роль онимы играют в мемуарной литературе. Одним из лучших произведений этого жанра в русской литературе являются семейные хроники С.Т. Аксакова.

Сергей Тимофеевич Аксаков – прозаик, поэт, критик, мемуарист, один из деятелей русского славянофильства; родился в родовитой, но обедневшей дворянской семье 20 сентября 1791 года в городе Уфе. Отец его, Тимофей Степанович, служил прокурором верхнеземского суда в Уфе, Мать – Мария Николаевна Аксакова, урождённая Зубова, очень образованная для своего времени и социального круга женщина. В городе и в имении Ново-Аксаково Бугурусланского уезда Оренбургской области прошли его детские годы. С детства Аксаков любил рыбную ловлю, охоту, собирание ягод.

Дальние прогулки в лес или в степь заложили в нем глубокие, мощные пласты впечатлений, которые позднее, спустя десятилетия, стали неиссякаемыми источниками художественного творчества.

Аксаков занимает особое место в истории русской культуры не только благодаря своему замечательному литературному творчеству. Дом Аксаковых в течении многих десятилетий был центром притяжения для большого круга писателей, журналистов, ученых и театральных деятелей, где зарождалось и развивалось движение славянофилов.

С 1854г. по 1856 Аксаков сосредоточенно работает над написанием «Детских лет Багрова-внука». Хронология ее сюжета восполняет «пробел» между окончанием «Семейной хроники» и началом «Воспоминаний» и охватывает период биографии Аксакова с 1794 по 1801 гг. Книга заслуженно считается одним из лучших произведений, художественно описывающих душевную жизнь ребенка, постепенное, по мере взросления, изменение его мировосприятия.

«Детские годы Багрова-внука», по традиции названные второй частью «Семейной хроники», имеют автобиографическую основу, скрывать которую автор не считал нужным. Посвящая повесть внучке Оленьке, он изначально ее назвал «Дедушкины рассказы». В январе 1857 г. С.Т. Аксаков писал К.А. Трутовскому: «Мне также иногда хочется писать «Дедушкины рассказы», которые есть не что иное, как воспроизведение в искусстве, действительной истории моего детства» [Аксаков С.Г. Семейная хроника. Воспоминания., М., 1856г., Санкт-Петербургские ведомости 15 февраля 1856г. №32, с 532].

М.П. Погодин пишет в дневнике: «Обедал у Аксаковых с Томашевским. Слушал книгу для детей. Нет, это не книга для детей, это продолжение «Воспоминаний». И, тем не менее, автор в заглавии своего текста четко указал продолжением чего он является. Полное название произведения звучит как «Детские годы Багрова-внука, служащие продолжением "Семейной хроники"».

Любое произведение художественной литературы (в том числе и «Детские годы Багрова-внука» С.Т. Аксакова) обращено к эмоциям, чувствам читателя. Обязательность, необходимость эмоционального воздействия на читателя, «заразительность» авторской позиции – этот принцип становится определяющим фактором, организующим всю систему изобразительных и выразительных средств, весь текст как образно – речевое целое.

Применение тех или иных слов в художественном произведении никогда не бывает случайным. Смысл слова в произведении не ограничен его прямым, номинативно-предметным значением. В тексте буквальное значение слова обрастает новыми, дополнительными смыслами. Слово как элемент художественного текста в рамках конкретного произведения получает психологическую и образно-экспрессивную интерпретацию. Оно становится выразителем позиции персонажа в авторском повествовании или знаком позиции автора в речи героя. Предметы, лица, действия, явления, события и обстоятельства, называемые и воспроизводимые в художественном произведении, поставлены в разнообразные отношения, являются взаимосвязанными. Создается эта связь с помощью языковых форм и средств образности языка: метафор, сравнений, эпитетов, гипербол, имен собственных и других.

Актуальность исследования. Изучение языка художественного произведения прямо связано с анализом использования автором того или иного слова или выражения, так как словоупотребление писателя обусловлено его умением найти необходимый и характерный для соответствующего замысла способ образного обобщения и отображения предмета, явления или действия. В этом ряду одним из интереснейших и важных средств художественного осмысления образа являются имена собственные, которые в художественном произведении приобретают особую значимость и выразительность, выступая эффективным элементом социально-психологической характеристики героев. Изучение ономастики семейной хроники С.Т. Аксакова актуально также тем, что отражает региональный компонент в исследовании творчества русских писателей Башкирии.

Цель и задачи исследования. Целью настоящей работы является проведение системного анализа ономастического пространства в языковой художественной картине семейной хроники «Детские годы Багрова-внука» С.Т. Аксакова.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1) в плане парадигматики:

• выявление, классификация и систематизация полного инвентаря ономастического пространства текста с частотной характеристикой каждого элемента;

• выяснение этимологии имен собственных, включенных в ономастическое пространство произведения;

• типологическое описание состава имен собственных по тематическим группам и разрядам;

• учет и всех вариантов и способов ономастической номинации по отношению к одному денотату (референту) художественного текста;

• исследование взаимосвязи имени собственного с заглавием художественного текста и его ключевыми словами;

• классификация имен собственных по их роли в развитии сюжета, организации цельности и связности художественного текста.

2) в плане синтагматики:

• изучение типов употребления имен собственных в их связи апеллятивами, с другими именами собственными, с микротемой повествования;

• анализ способов введения имени собственного в контекст.

Предметом исследования являются особенности организации ономастического пространства в языковой художественной картине мира.

Объектом исследования послужили имена собственные.

Материалом исследования являются 327 имен собственных в 1740 словоупотреблениях, полученных путем сплошной выборки из семейной хроники «Детские годы Багрова-внука» С.Т. Аксакова.

Теоретико-методологической основой выпускной квалификационной работ являются труды В.А. Никонова, О.И. Фоняковой, И.Б. Воронцовой, В.М. Калинкина, Н.В. Васильевой, А.А. Фомина, В.И. Супруна, В.В. Бардаковой, Г.Ф. Ковалева и др.

В качестве методов исследования были использованы такие общенаучные методы, как метод наблюдения над языковым материалом; описание и обобщение. С учетом специфики предмета и объекта нашего исследования применялись метод лексикографического отбора, дефиниционный и сравнительный методы (описание и сравнение словарных дефиниций), метод контекстуального анализа. В качестве вспомогательных приемов использовались прием элементарных статистических подсчетов, сплошная выборка языкового материала.

Терминологический аппарат:

Картина мира (концептуальная картина мира) – это информация о мире, данная в понятиях, а представление этой картины мира с помощью языка – языковая картина мира.

Языковая художественная картина мира – художественная модель мира, созданная средствами языка.

Имена собственные (онимы) – это такие слова, которые называют индивидуальные предметы, входящие в класс однородных, однако сами по себе не несут какого-либо специального указания на этот класс.

Апеллятив – нарицательное существительное.

Ономастика (от греч. onomastikē (téchnē) – искусство давать имена):

1) раздел языкознания, изучающий собственные имена, историю их возникновения и преобразования в результате длительного употребления в языке-источнике или в связи с заимствованием в другие языки;

2) совокупность собственных имен различных типов (ономастическая лексика), онимия, которая в соответствии с обозначаемыми объектами делится на антропонимику, топонимику, зоонимию (собственные имена животных), астронимию, космонимию (название зон и частей Вселенной), теонимию (имена богов) и др.

Ономастическое пространство – это все собственные имена, называющие любые реальные, гипотетические и фантастические объекты, употребляемые данным народом в данный период развития языка. Разные типы имен собственных образуют ономастические поля. Ономастическое пространство состоит из множества полей и строится на реальных и вымышленных именах.

Поэтонимы – это имена собственные в художественном произведении, которые кроме номинативной функции несут стилистическую функцию, могут иметь социальную или идеологическую нагрузку и обычно служат характеристикой героя, эпохи или пространства произведения. Поэтонимы включают в себя антропоэтонимы и топопоэтонимы.

Степень разработанности темы. Интерпретации литературных ономастиконов, осуществляемой на широком материале (как в синхронии, так и в диахронии) посвящены работы обобщающего характера А.В. Суперанской, В.А. Никонова, О.И. Фоняковой, И.Б. Воронцовой, В.М. Калинкина, Н.В. Васильевой, А.А. Фомина, В.И. Супруна, В.В. Бардаковой, Г.Ф. Ковалева и др. Вместе с тем язык произведений С.Т. Аксакова до настоящего времени изучен фрагментарно. Например, Л.Н. Голайденко, К.В. Стрельцов исследовали лексику и фразиологию в «Семейной хронике» писателя, Н.А. Николина проанализировала языковые и композиционные особенности этого жанра. Существуют две работы, затрагивающие изучение антропонимов в творчестве С.Т. Аксакова (Е.В. Евдокимовой, И.В. Медведевой, Н. Ивановой «Антропонимы в «Семейной хронике» С.Т. Аксакова», Э.Н. Закировой, А.Х. Шарафеева «Об этимологии одной фамилии: [Багровы в автобиографических произведениях С.Т. Аксакова]»). Особенности функционирования антро- и топопоэтонимов в семейной хронике «Детские годы Багрова-внука» не исследованы.

Научная новизна исследования. Научная новизна определяется тем, что в нем впервые на основе системного анализа ономастического пространства семейной хроники «Детские годы Багрова-внука» выявляется зависимость выбора, создания и функционирования имен собственных от жанровых особенностей литературного произведения, его образной системы, идейного своеобразия.

Теоретическая значимость исследования состоит в выявлении особенностей организации ономастического пространства в языковой художественной картины мира семейной хроники «Детские годы Багрова-внука».

Практическое значимость работы заключается в том, что ее результаты могут быть использовать при изучении курса «Современный русский литературный язык (лексикология, морфология)» в вузе и в школе, в элективных курсах, посвященных изучению языка С.Т. Аксакова и отражающих региональный компонент в его исследовании.

Основные положения, выносимые на защиту:

1. Имя собственное – это универсальная функционально-семантическая категория имен существительных, особый тип словесных знаков, предназначенный для выделения и идентификации единичных объектов (одушевленных и неодушевленных), выражающих единичные понятия и общие представления об этих объектах в языке, речи и культуре народа.

Литературная ономастика вторична. Она возникает и существует на фоне общенародной ономастики и на нее опирается. Писатель не может абстрагироваться от реальной ономастики, от действующих в языке ономастических норм. Литературную ономастику можно определить как субъективное отражение объективного мира. Писатель не только подбирает личные имена, но и соотносит их определенным образом с характером персонажей. И в этой ситуации имя не может не войти в какие-то связи с уже известными персонажами и задачами произведения.

Системный подход к изучению имени собственного в языковой художественной картине мира произведения предполагает изучение парадигматических и синтагматических отношений, возникающих у номинаций в тексте.

2. Ономастическое пространство в языковой художественной картине мира семейной хроники С.Т. Аксакова организовано по полевому принципу.

Его ядром являются антропонимы. Роман насыщен большим количеством персонажей как главных, так и второстепенных. Из главы в главу читатель знакомится с новыми персонажами, которые сменяют друг друга очень динамично.

В центре поля расположены топонимы. Список географических мест, где развиваются события, описываемые в семейной хронике, обширен. Здесь и названия крупнейших городов и поселков, маленьких деревенек, и названия гор, рек и озер, степей и маленьких рощ.

Антропонимы и топонимы отражают особенности мировосприятия ребенка, его первые впечатления, членения окружающей его действительности на составные части: мир людей, связанных с героем, и открытое пространство.

В переходной зоне поля находятся названия произведений фольклора, литературы и науки, которые формирует нравственный облик героя, его эстетический вкус, ум. Данные номинации помогают писателю показать, какие этапы в своем духовном становлении проходит маленький герой.

Периферия ономастического поля свидетельствует о том, что мир животных ребенок воспринимает недифференцированно. Из всего многообразия животных наделены именами собственными только те, к которым мальчик испытывает привязанность, дружбу. Внешняя религиозная обрядность также находится на периферии детского сознания, она мало связана с теми вопросами о Боге, которыми задается Сережа Богров, поэтому наименований церковных праздников очень мало.

3. Применение онимов в языковой художественной картине мира семейной хроники «Детские годы Багрова-внука» С.Т. Аксакова не случайно. Смысл онимов в произведении не ограничен их прямым, номинативно-предметным значением. В тексте большая часть онимов обрастает новыми, дополнительными смыслами, получает психологическую и образно-экспрессивную интерпретацию. Часто выбор антропонима выражает позицию автора. Лица, места, словесные произведения, животные, праздники называемые именами собственными и многократно воспроизводимые в художественном произведении, поставлены в разнообразные отношения, являются взаимосвязанными. Имена собственные являются важным средством художественного осмысления образа, в художественном произведении они приобретают особую значимость и выразительность, выступая эффективным элементом социально-психологической характеристики героев.

4. Изучение ономастического пространства семейной хроники С.Т. Аксакова показало, что в произведении представлен региональный компонент, который наиболее ярко проявился в частом использовании топонимов башкирской земли, в полных лиризма ее описаниях.

Апробация работы. Выпускная квалификационная работа прошла апробацию в виде выступлений на XII ежегодном конкурсе научных работ студентов вузов РБ (Уфа, 2007 г.), на Всероссийской научной конференции «Учитель русской словесности» (Москва, 2007), на IV Международной научно-практической конференции аспирантов и студентов «Язык. Культура. Коммуникация» (Челябинск, 2009 г.).

Структура работы. Работа состоит из Введения, двух глав, Заключения, Списка использованной литературы, двух приложений.

Основные положения ВКР отражены в следующих публикациях:

1. Мулькаманова Э.Ф. Анализ ономастического пространства семейной хроники «Детские годы Багрова-внука» С.Т. Аксакова // Научные труды молодых ученых-филологов. Сб. статей студентов и аспирантов, преподавателей по материалам научной конференции Всероссийского студенческого фестиваля «Учитель русской словесности» 16 – 19 октября 2007 г. – М.: Литера, 2007. – С. 54 – 58.

2. Мулькаманова Э.Ф. Поэтонимы в творчестве С.Т. Аксакова (на материале семейной хроники «Детские годы Багрова-внука») // Конкурсе научных работ студентов вузов Республики Башкортостан. Сборник материалов. – Уфа: Фаст-Полиграф, 2007. – С. 120.

3. Аюпова С.Б., Мулькаманова Э.Ф. Особенности функционирования поэтонимов в ономастическом пространстве семейной хроники «Детские годы Багрова-внука» С.Т. Аксакова // Вестник Башкирского государственного педагогического университета им. М. Акмуллы . – № 4 (15). – Уфа: Изд-во БГПУ, 2007. – С. 84 – 94.

Основная часть (выдержка)

ГЛАВА I. ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ ОСНОВЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1.1. Имя собственное как часть языковой системы

Деление всех имен существительных на два больших класса – имена нарицательные (лат. nomina appelativa) и имена собственные (лат. nomina propria) – возникло в древнеримскую эпоху. С тех пор деление на два эти разряда остается общепринятым в языкознании и относится к числу языковых универсалий, так как встречается во всех языках мира. Это деление происходит по признаку называния предмета как индивидуального или как представителя целого класса.

В грамматиках собственные имена противополагаются нарицательным, но только в классе существительных. Понятие нарицательных имен поэтому не совпадает с понятием апеллятивной лексики.

Возникновение имен собственных диктуется общественной необходимостью различения однотипных объектов. В отличие от других слов имя собственное не связано непосредственно с понятием; оно вторично по отношению к апеллятиву; основное значение имени собственного заключено в его связи с денотатом; имена собственные являются значительным межъязыковым слоем лексики, как правило, не требующим перевода, что ведет к появлению иноязычных имен собственных в любом языке.

В состав имени собственного могут входить любые части речи. Имя собственное может частично или полностью совпадать с апеллятивом (например, белая – река Белая). Оно может совпадать с чистой основой, словом, словосочетанием, предложением, так как любая из этих форм субстантивируется благодаря основной функции имени собственного – называть индивидуальный объект (или индивидуализировать группу родственных объектов).

Традиционно считается, что имена собственные – это такие слова, которые называют индивидуальные предметы, входящие в класс однородных, однако сами по себе не несут какого-либо специального указания на этот класс. Имена нарицательные – это такие слова, которые называют предмет по его принадлежности к тому или иному классу; соответственно они обозначают предмет как носитель признаков, свойственных предметам данного класса [Суперанская А. В., с. 19 ].

Л.В. Щерба, Е. Куриловия, А.А. Реформатский, Ю.А. Карпенко, А.Д. Зверева, В.А. Никонов, Л.М. Щетинин, И.А. Воробьев, Е.Ф. Донилина, О.И. Фонякова, сопоставив лексические особенности имен собственных и нарицательных, обратили внимание на количественное и качественное отличия имен собственных от нарицательных, которые заключаются в следующем:

1. В сфере ономастической номинации имена собственные имеют больше функций, чем имена нарицательные: три языковых (номинативно-дифференциальная, идентифицирующая, дейктическая) и пять речевых (прагматическая, апеллятивная, контактоустанавливающая, адресная и фатическая), а также свобода выбора, имятворчество;

2. В сфере сигнификации у имен собственных проявляются уже другие функции содержательного характера. И хотя «у имен собственных способность обозначать ограничена до предела» (Е. Курилович), она сохраняется для обозначения единичных понятий, представлений, ассоциаций и целого комплекса реально-энциклопедических знаний о называемом объекте. Здесь следует различатьтри разные языковые функции: 1) концептуальную, 2) информативную, 3) аккумулятивную (энциклопедическую, когнитивную), которые проявляются и на уровне речи.

3. В сфере коннотации у имен собственных возникают иные функции. Языковыми можно считать такие функции, как стилистическая, эмоционально- оценочная, региональная и культурно-историческая, к которым в речи или тексте добавляются общая текстообразующая и эстетическая функции;

4. С точки зрения содержания денотативного значения количеств существенных признаков будет разным. Их больше у имен собственных, чем у имен нарицательных. Имя собственное «коннотирует» наибольшее количество признаков, их значение будет более специальным, чем значение имен собственных. Причем число признаков растет по мере роста нашего знания о субъекте, носящем данное имя;

5. С точки зрения объема денотативного значения, у имен собственных всегда меньше, чем у имен нарицательных, - реально он равен единице или стремится к ней (антропонимы, топонимы, космонимы, зоонимы, мифонимы). Под объмом значения понимается число объектов (денотатов, референтов), подводимых под данное понятие;

6. С точки зрения прагматического значения если считать что сфера проявления ограничена только речью или текстом, то у имен собственных оно функционирует постоянно, в то время как у имен нарицательных оно представлено спорадически;

7. С точки зрения функционирования, у имен собственных заметно различие в способах выражения коннотативных значений – обилие эмоционально стилистических вариантов, передающих в первую очередь, разного рода коннотативное содержание личных имен. Обилие коннотативных форм в ономастической номинации создает богатство средств выражения эмоционально-экспрессивных оттенков для разговорной речи , которых особенно много у личных имен, меньше – у прозвищ и фамилий и совсем мало у топонимов. И само содержание и структура коннотативного значения у имен собственных намного шире и богаче, чем у имен нарицательных;

8. С точки зрения слово- и формообразования имена собственные ограничены. Во-первых, они используют не весь инвентарь морфем национального языка, а только часть его, преимущественно суффиксацию. Во-вторых, они неупотребительны в формах множественного числа в силу специфики своего денотативного значения, семантика которого не совмещается со значением множественного числа;

9. С точки зрения реализации полисемии и омонимии, у имен нарицательных это постоянное и единственное свойство слова как языкового знака, демонстрирующее общую ассиметрию его структуры с неограниченным числом значений, именам собственным полисемия как бы не свойственна, обычно она у них ограничена двумя смысловыми сдвигами [].

Граница между именами собственными и нарицательными непостоянна и подвижна: имена нарицательные легко становятся собственными наименованиями, прозвищами и кличками. Имена собственные часто используются для обобщенного обозначения однородных предметов и становятся при этом нарицательными: держиморда, донкихот, донжуан и т.д.

Среди имен собственных различаются:

1) имена собственные в узком смысле этого слова;

2) наименования.

Собственные имена в узком смысле этого слова – это географические и астрономические названия и имена людей и животных. Это – лексически ограниченный и медленно пополняемый круг слов-названий, присваиваемых или присвоенных одному предмету. Повторения здесь возможны как совпадения (например, совпадающие названия рек, деревень, поселков); они также высокочастотны в системе собственных имен лиц и животных. [Суперанская А.В. с.110.].

Среди имен лиц, как правило, нет слов, повторяющих нарицательные существительные. В случаях типа Идея, Эра, Гелий, Радий, Уран, Сталь (личные имена, дававшиеся в 20-е, 30-е годы XX в.) обобщенно-предметные значения в именах собственных ослабляются, а в старых именах такого типа – полностью утрачиваются, например: Вера, Надежда, Любовь.

В состав имен лиц входят отчества (наименования по имени отца) и фамилии (наследуемые семейные наименования). Отчество всегда мотивированно личным именем отца: Владимирович, Алексеевич, Владимировна, Алексеевна; Никитич – Никитична, Ильич – Ильинична. Русские фамилии, как правило, образованы от различных именных основ при помощи суф. –ов (-ев) и –ин (-ын), реже –ск(ой), --ск(ий), -цк(ой), -цк(ий): Королев, Пушкин, Бородин, Куницын, Луговской, Маяковский, Трубецкой. Есть ряд фамилий, формально совпадающих с прилагательными в формах им. п. муж. или жен. р: Благой, Мостовой – Благая, Мостовая, а также (в произношении, но не по ударению) в формах род. п. ед. ч. муж. р.: Благово, Дурново, Сухово, в церкославянской форме Живаго, Мертваго, или род. п. мн. ч.: Крученых, Польских, Черных [Суперанская А.В. с.111-112].

Семантическим своеобразием собственных имен определяется своеобразие их морфологических свойств: этим словам, служащим для индивидуализации предмета, не свойственно употребление в формах мн. ч. Формы мн. ч. здесь нормальны для обозначения разных лиц и предметов, имеющих одно и то же собственное имя.

Для имен собственных наименований используются нарицательные существительные или сочетания слов. При этом имена нарицательные не утрачивают своего лексического значения, а лишь изменяет свою функцию. Таковы названия: газета «Известия», журнал «Здоровье», завод «Серп и молот», фабрика «Большевичка», духи «Сирень». Наименованиями могут служить также имена собственные: гостиница «Москва», пароход «Украина».

В ряде случаев связь между значением нарицательного существительного и его употреблением в качестве наименования является очень отдаленной или вовсе отсутствует. Но всегда остается в силе одно условие: в качестве наименования не употребляются слова, лексические значения которых могут оказаться в противоречии с сущностью или назначением именуемого предмета. Так, санаторий не может носить наименования «Недуги», сорт конфет не может быть назван «Солеными» и пр. [Суперанская А.В. с. 114-115]

Орфографической приметой всех имен собственных служит написание их с прописной буквы. Если имя собственное состоит из нескольких слов, то с заглавной буквы пишется только первое слово.

Имена существительные собственные, когда они относятся к единичным, индивидуальным лицам и предметам, обычно не могут употребляться во множественном числе и этим отличаются от имен существительных нарицательных. В ряде случаев появление формы множественного числа у имени собственного возможно: 1) когда имя собственное обозначает семейство, род, например, семья Ивановых; 2) когда имя собственное обозначает людей, носящих одну фамилию, например, В университете работает несколько Ивановых.

Имена собственные имеют три основных источника:

1) переход апеллятива в имя собственное – онимизация;

2) заимствование иноязычных имен собственных;

3) переход имени собственного из одного разряда в другой – трансонимизация.

В свою очередь имя собственное может быть подвержено апеллятивации (например, Палех → изделие палех), терминологизации (например, Ом → ом), фразеологизации (например, Вавилон → Вавилонское столпотворение). В ономастической системе часто наблюдается иррадиация (например, река Дон, приток Северный Донец, город Донецк, роман «Тихий Дон»).

Характер имени собственного определяется многими факторами: географической средой (влияет на топонимы, астроним и др.), культурой народа и религией (влияет на антропонимы и теонимы), историей народа (влияет на все категории онимов); социальной средой и ее изменениями (мода на имена).

Таким образом, имя собственное, по мнению О.И. Фоняковой, «– это универсальная функционально- семантическая категория имен существительных, особый тип словесных знаков, предназначенный для выделения и идентификации единичных объектов (одушевленных и неодушевленных), выражающих единичные понятия и общие представления об этих объектах в языке, речи и культуре народа.» [Фонякова О.И. с.21].

История филологии как науки восходит к тем далеким временам, когда в недрах разных школ античной философии обсуждался важнейший вопрос о происхождении имен – откуда они берутся, как связаны с обозначением предметов действительности и какова природа этой связи: естественная или установленная людьми. Ономастикой древние греки называли искусство давать имена. Этот термин возник примерно в V – IV вв. до н. э.

В современном русском языке существуют сотни тысяч нарицательных слов, обозначающих предметы и их свойства, явления природы и другие реалии нашей жизни. Кроме них существует и другой, особый мир слов, выполняющих функцию выделения, индивидуализации и представляющих собой разнообразные имена и названия.

В науке о языке существует специальный раздел, целое направление лингвистических исследований, посвященное именам, названиям, наименованиям – ономастика.

Ономастика (от греч. onomastikē (téchnē) – искусство давать имена):

1) раздел языкознания, изучающий собственные имена, историю их возникновения и преобразования в результате длительного употребления в языке-источнике или в связи с заимствованием в другие языки;

2) совокупность собственных имен различных типов (ономастическая лексика), онимия, которая в соответствии с обозначаемыми объектами делится на антропонимику, топонимику, зоонимию (собственные имена животных), астронимию, космонимию (название зон и частей Вселенной), теонимию (имена богов) и др.

Ономастика прошла длительный период становления и сформировалась лишь в первой половине ХХ столетия (сначала топонимика, позднее антропонимика и другие разделы) [Бандалетов В.Д. Русская ономастика. – М., 1983.]. Наивысший подъем эта наука испытывает в 60-70-е гг. ХХ в., когда интенсивно начинают разрабатываться разные аспекты и теоретические проблемы, возникают новые классификации ономастической лексики, новые методы анализа, оформляется понятийно-теоретичекий аппарат.

В настоящее время ономастика является, с одной стороны, частью лексикологии, изучающей словарный состав языка, а с другой – самостоятельной областью языкознания, стоящей ближе к социолингвистике, со своим предметом, объектом, теорией и методикой исследования.

В зависимости от языковых особенностей собственных имен ономастика делится на литературную (область литературного языка) и диалектную; реальную и поэтическую (ономастику художественных текстов); современную и историческую; теоретическую и прикладную.

Согласно Книге Бытия, первыми получили имена собственные сами люди, известные им места на земле, животные (домашние и дикие) и видимые небесные светила. Эти объекты и их имена заполняли ономастическое пространство древнего человека. С течением времени это пространство расширялось, получили имена новые типы объектов.

Мир, в котором мы живем, воистину можно назвать миром имен и названий. Ведь практически каждый реальный объект (а зачастую и вымышленный) имеет или может иметь свое собственное наименование. При этом одни названия настолько древние, что их воспринимают как возникшие сами собой, поскольку неизвестен их автор, а иногда даже и народ, языку которого это слово принадлежало. История таких имен скрыта от нас завесой времени. Этим, в частности, отличаются названия некоторых рек, морей, гор, звезд. Напротив, существуют другие имена и названия, дата рождения которых установлена точно или даже широко известна; они нередко молоды, часто известны и авторы этих слов-названий.

Границы мира ономастики, позволяющие определить число таких необычных слов в нашей речи, удалены от взора даже опытного исследователя: статистика здесь также не может быть всеобъемлющей - это просто невозможно. Но для примера можно сказать, что русских фамилий известно более 200 тысяч.

Современная ономастика – это комплексная научная лингвистическая дисциплина, обладающая своим кругом проблем и методов. Ономастические исследования помогают изучению путей миграции отдельных этносов, выявлению мест их прежнего обитания, установлению более древнего состояния отдельных языков, определению языковых и культурных контактов разных этносов.

В ономастическое пространство современных жителей России входят:

- имена людей – антропонимы (Иван, Марья, Антон Павлович Чехов, Рюриковичи);

- географические названия – топонимы ( гора Эльбрус, город Петушки, покос За болотом, Белый дом), в том числе водных объектов – гидронимы ( река Волга, озеро Рица, Черное море);

- клички животных – зоонимы (собака Клякса, конь Громкий Успех, гусь Иван Иванович);

- собственные имена отдельных растений – фитонимы (Дерево плача, сосна Самолет);

- названия зон и частей вселенной – космонимы (созвездие Козерога, туманность Андромеды);

- названия небесных тел – астронимы (звезда Вега, планета Венера, астероид Церера, комета Галлея);

- названия точек и отрезков времени – хромонимы (Петровская эпоха, Варфоломеевская ночь , эпоха Возрождения , Новый год);

- названия праздников (Рождество, День Победы , День геолога, День учителя, Троица);

- названия мероприятий, компаний, войн (фестиваль «Русская зима», Русско-японская война, операция «Стальной шлем»);

- названия предприятий, учреждений, обще6ств, партий и прочих деловых объединений людей (Российская государственная библиотека, Малый театр, фабрика «Мир»);

- названия церквей, монастырей (храм Троицы в листах);

- названия путей сообщения (Путь из Варяг в Греки, Владимирский тракт, Минское шоссе);

- названия средств передвижения (самолет «Родина», теплоход «Космонавт Гагарин», экспресс «Ярославль»);

- названия произведений искусств, объектов духовной культуры – идеонимы ( картина В.В. Васнецова «Три богатыря», скульптура «Перекуем мечи на орала», симфония «Зимние грезы» П.И. Чайковского, опера «Трубадур» Дж. Верди);

- названия периодических изданий (газета «Известия», журнал «Наука и жизнь»);

- названия документов (Закон о земле, Договор о дружбе, Декрет о мире, Хельсинское соглашение);

- заглавия книг, рассказов, стихов статей («Памятник» А.С. Пушкина, роман А.Н. Толстого «Хлеб»);

- собственные имена отдельных, особо ценных предметов материальной культуры – хрематонимы (золотые самородки «Верблюд», «Заячьи уши», бриллиант «Шах», колокола «Козел», «Баран», «Сысой» в Ростове);

- названия орденов, медалей (орден «Знак Почета», медаль «Материнская слава»);

- названия стихийных бедствий (ураган «Флора»);

- названия сортов изготовляемой продукции и селекционируемых растений (автомашина «Волга», сыр «Пошехонский», мыло «Банное», одеколон «Сирень», вишня «Краса Севера», сирень «Огни Москвы»);

- товарные знаки – знаки маркирующие товар и знаки обслуживания, специально сохраняемые и удерживаемые от перехода в общую лексику (шампунь «Голубая волна», конфеты «Золотой ключик»);

- имена божеств (Зевс, Перун), имена различных духов (джинн Маймун, Демон, Анчутка) – теонимы;

- названия различных мифологических реалий (река Лета);

- имена персонажей и названия мест в литературе и фольклоре (Евгений Онегин, Собакевич, Синяя Борода, село Дырявино);

- названия гипотетических географических объектов (Земля Санникова) и др. [w*w.onoma.newmail.r*]

Разные типы имен собственных образуют ономастические поля.

В зависимости от типа изучаемых имен ономастика как наука подразделяется на частные области, среди которых наиболее изученными являются антропонимика, топонимика, гидронимика и некоторые другие.

Имена давно умерших людей и переставших существовать поселений заполняют глубину ономастического пространства; однако их место может быть различным в зависимости от значимости денотата. Имена Юлий Цезарь, Александр Македонский, Нерон, Наполеон актуальны и сегодня. Менее известные имена значимы лишь для того хронологического среза, когда жило именуемое лицо. Имена необитаемых городов становятся археонимами, т.е. именами объектов археологии. Лишь хорошее знание истории и географии позволяет установить, что Антарктида, Таврида, Тасмания – названия реально существующих объектов, а Атлантида, Пацифида, Берингия – гипотетичеких. Во всех подобных случаях образы именуемых объектов, складывающиеся в представлении членов языкового коллектива, становятся своеобразными денотатами, заместителями реально не существующих объектов [Палиевский, 1].

Аспекты ономастических исследований многообразны. Выделяются: описательная ономастика, составляющая объективный фундамент ономастических исследований, дающая общефилологический анализ и лингвистическую интерпретацию собранного материала; теоретическая ономастика, изучающая общие закономерности развития и функционирования ономастических систем; прикладная ономастика, связанная с практикой присвоения имен, с функционированием имен в живой речи и проблемами наименований и переименований, дающая практические рекомендации картографам, биографам, библиографам, юристам; ономастика художественных произведений, составляющая раздел поэтики; историческая ономастика, изучающая историю появления имен, и их отражение в именах реалий разных эпох; этническая ономастика, изучающая возникновение названий этносов и их частей в связи с историей этносов, соотношение этнонимов с именами других типов, приводящую к созданию топонимов, антропонимов, зоонимов, связь этнонимов с названиями языков (лингвонимами) [Горбаневский с. 78].

Ономастика представляет собой хотя и периферийный, но крайне важный и ценный раздел языкознания. Его важность для исследований лингвистического характера определяется тем, что именно в областях сохраняются архаизмы, устаревшие формы, утраченные в языке и в целом, появляются инновации и разрабатываются новые тенденции и пути языкового развития. Помимо этого, однообразие, регулярность и частая повторяемость ономастического материала создает крайне выгодные условия для анализа действия разнообразных аналитических процессов, обобщения имен собственных по различным критериям и признакам и, следовательно, для формирования новых языковых элементов.

Повышенное внимание исследователей к ономастике объясняется особым положением имени собственного в языке, его промежуточному характеру. «Связь nomina propria с системой данного языка проявляется в оформлении nom. pr. как грамматических и словообразовательных категорий того языка, реализации в nom. pr. Лексем данного языка. Вместе с тем nom. pr., конституирующиеся на основе апеллятивов, представляют собой самостоятельную сферу со свойственными ей закономерностями [Полиевский, с. 91-92].

В зависимости от того, насколько ономастика взаимодействует с общеязыковой системой, исследователи выделяют три варианта:

1. Nomina propria тождественны апеллятивам (их грамматические и словообразовательные категории полностью совпадают);

2. Ономастика является особой областью языковой системы, получившей гипертрофированное развитие (например, имена собственные используют ограниченный набор грамматических средств, непродуктивных для апелятивов и монополизированных для производства nom.pr.);

3. Имена собственные порывают с общеязыковой системой, вступают с ней в противоречие.

В обществе имя собственное как член классификационной системы номинации выполняет основную назывательную (назывную) функцию, реализующуюся в двух аспектах: дистинктивном (выделяющем индивида из коллектива) и интеграционном (объединяющем носителей одного имени собственного в общий класс), причем для имен нарицательных первичной является способность к объединению предметов или явлений в класс, в то время как для имен собственных, несомненно, ведущую роль играет различительная функция. Иными словами, имена собственные наглядно демонстрируют ситуацию, при которой код направлен сам на себя [w*w.onoma.newmail.r*].

Заключение (выдержка)

Изучив литературу вопроса и особенности организации ономастического пространства в языковой художественной картине мира семейной хроники «Детсткие годы Багрова-внука» С.Т. Аксакова, мы пришли к следующим выводам:

1. Имя собственное – это универсальная функционально-семантическая категория имен существительных, особый тип словесных знаков, предназначенный для выделения и идентификации единичных объектов (одушевленных и неодушевленных), выражающих единичные понятия и общие представления об этих объектах в языке, речи и культуре народа.

Имена собственные изучает такой раздел языкознания, как ономастика.

2. Литературная ономастика вторична. Она возникает и существует на фоне общенародной ономастики и на нее опирается. Писатель не может абстрагироваться от реальной ономастики, от действующих в языке ономастических норм. Литературную ономастику можно определить как субъективное отражение объективного мира. Писатель может изменять ономастические модели, но обычно он не нарушает принципа узнаваемости. Имена персонажей в художественном произведении соотносят с определенным местом, временем, социальной средой. И поэтому писатель не может не считаться с определенными ономастическими нормами.

Писатель не только подбирает личные имена, но и соотносит их определенным образом с характером персонажей. И в этой ситуации имя не может не войти в какие-то связи с уже известными персонажами и задачами произведения.

В плане парадигматики системный подход к имени собственному в художественном произведении предполагает: а) выявление и систематизацию полного инвентаря ономастического пространства текста с частотной характеристикой каждого элемента по типам художественной речи; б) типологическое состава имен собственных по тематическим группам и разрядам, включая ономастические и окказиональные образования; в) учет и всех вариантов и способов ономастической номинации по отношению к одному денотату; г) исследование взаимосвязи с заглавием художественного текста и его ключевыми словами; д) классификация имен собственных по их роли в развитии сюжета, семантической композиции всех уровней, организации цельности и связности художественного текста.

В плане синтагматики имени собственного в художественном произведении изучаются: а) все типы употребления имен собственных, их связь с апеллятивами, с другими именами собственными; б) реализация различных стилистических функций в) способы введения в контекст, употребление в разных формах художественной речи в рамках речевой композиции.

По способу преобразования формы имен собственных в художественном тексте можно выделить два типа: модельные и внемодельные. В единой, организованной системе художественного текста следующие виды ономастической лексики: имена и названия, взятые из реального именника эпохи, сохраняющие всю сумму социально-речевых коннотаций общего употребления и соотнесенные с реальным носителем. Особенно часты они в произведениях исторического и мемуарно-биографического жанра; общеупотребительные, имена и названия, перенесенные в тексте на новый объект (художественный образ, город, селение и т.д.); перенесение известных литературных имен (персонажей и писателей) из ранее опубликованных произведений на новые художественные образы (в чем-то с ними сходные). Этот прием называется в стилистике и поэтике приемом «аллюзии» (намек) и литературной реминисценции; имена и названия «полуреальные», т.е. построенные автором по типовой модели с некоторыми фонетическим изменением реальной исторической формы или фамилии. В таком случае писатель имеет протоним (реальное историческое именование) и создает криптоним – зашифрованную ономастическую номинацию для обозначения вымышленного персонажа.

3. Ономастическое пространство в языковой художественной картине мира семейной хроники С.Т. Аксакова организовано по полевому принципу.

Его ядром являются антропонимы. Роман насыщен большим количеством персонажей как главных, так и второстепенных. Из главы в главу читатель знакомится с новыми персонажами, которые сменяют друг друга очень динамично.

В центре поля расположены топонимы. Список географических мест, где развиваются события, описываемые в семейной хронике, обширен. Здесь и названия крупнейших городов и поселков, маленьких деревенек, и названия гор, рек и озер, степей и маленьких рощ.

Антропонимы и топонимы отражают особенности мировосприятия ребенка, его первые впечатления, членения окружающей его действительности на составные части: мир людей, связанных с героем, и открытое пространство.

В переходной зоне поля находятся названия произведений фольклора, литературы и науки, которые формирует нравственный облик героя, его эстетический вкус, ум. Данные номинации помогают писателю показать, какие этапы в своем духовном становлении проходит маленький герой.

Периферия ономастического поля свидетельствует о том, что мир животных ребенок воспринимает недифференцированно. Из всего многообразия животных наделены именами собственными только те, к которым мальчик испытывает привязанность, дружбу. Внешняя религиозная обрядность также находится на периферии детского сознания, она мало связана с теми вопросами о Боге, которыми задается Сережа Богров, поэтому наименований церковных праздников очень мало.

4. В ономастическом пространстве произведения преобладают личные имена реального русского именника, которые представлены следующими структурно-семантическими типами:

а) однословные антропонимы: 1) полные формы личного имени, 2) личные имена с суффиксами субъективной оценки, 3) краткие формы личного имени, 4) отчества, 5) фамилии, 6) инициалы фамилии, 7) прозвища;

б) двухсловные антропонимы: 1) личное имя + отчество, 2) инициалы имени и отчества; 3) личное имя героя + личное имя его отца в сочетании с суффиксами ев-, ов-, 4) личное имя с суффиксом субъективной оценки + прозвище;

в) трехсловные антропонимы: 1) сочетание имени, отчество и фамилии, 2) сочетание инициалов имени и отчества с фамилией.

Большинство однословных антропонимов (все кроме фамилий) свидетельствуют об определенной степени зависимости положения персонажа. Однословные полные формы личного имени в семейной хронике обычно носят крепостные крестьяне. Реже эти формы относятся к дворянам. Личные имена с суффиксами субъективной оценки даются дворянами прислуге. Привилегированное положение в доме, высокий социальный статус крепостного (положение управляющего) подчеркивается использованием в имени уменьшительно-ласкательного суффикса –ушк . В именах крепостных детей встречаются уменьшительно-уничижительный суффикс –ютк. Уменьшительно-ласкательный суффикс –еньк используется в именах дворянских детей. По отчеству зовут в хронике дворяне крепостных, занимающих какую-либо должность или заслуживающих уважение. Прозвищами награждаются крепостные люди, обладающие невысоким статусом среди дворни. В семейной хронике фамилия – привилегия дворянского сословия. Двухсловные и трехсловные антропонимы также отражают языковые и социальные закономерности, действующие в языке на момент написания произведения. Так сочетание личного имени героя с личным именем его отца с суффиксами –ев, -ов характерно для именования простолюдинов, оно нейтрально, не несет в себе оценки. Использование сочетания имени и отчества, а также имени, отчества и фамилии для обозначения дворян также нейтрально и частотно. Напротив, имя и отчество крепостным людям дается в хронике в знак уважения к ним.

Экзотические имена в «Детских годах Багрова-внука» адаптированы к русской языковой среде.

Выбирая имя героев, С.Т. Аксаков обращал пристальное внимание на семантику этого слова. Например, имена и отчества дедушки и бабушки героя отражают то положение, которое они занимают в многочисленном семействе Багровых.

В произведении широко представлены аллюзивные имена. С одной стороны, они служат для создания исторического фона. С другой, писатель показывает духовное становление героя, используя имена мифилогических персонажей, литературных героев, писателей, путешественников, исторических лиц далекого прошлого, определяя круг его чтения, характеризуя его.

5. Топонимы семейной хроники представлены реальным именником, номинации которого выполняют разные функции. Мы их разделили на неравные группы: 1. Первая группа состоит из топонимов, связанных с судьбой главного героя, Багрова Сережи, с историей его внешней и внутренней жизни; 2. Во вторую мы относим названия далеких объектов, которые не связаны прямо с развитием сюжетного действия; 3. В третью включаем названия русских городов и мест, которые не связаны прямо с развитием сюжета, а характеризуют биографию или определяют место действия в каких-то эпизодах.

В семейной хронике представлено несколько разновидностей топопоэтонимов: 1) ойконимы; 2) гидронимы; 3) оронимы.

По составу в семейной хронике преобладают однословные топонимы. Значительно реже, но все-таки встречаются словосочетания.

Топонимы, использованные С.Т. Аксаковым в семейной хронике, создают один из самых важных образов произведения – образ дороги, который является значимым для всей русской культуры, представляет собой одну из русских ключевых идей. Важность топонимов и образа дороги подчеркивают и названия глав произведения: 17 из 22 глав содержат в своем названии топонимы, слово дорога или слова, включающие сему «перемещение».

6. Широко в семейной хронике «Детские годы Багрова-внука» представлены названия произведений фольклора, литературы и науки, справочной литературы, газет. Произведения словесного художественного творчества делятся на: 1) произведения детской литературы разных жанров; 2) художественную литература разных жанров, предназначенную для взрослого читателя. На эти группы слов приходится самое большое количество словоупотреблений.

Научная и философская литература, справочная литература и газеты занимают меньшее место в формировании личности героя.

7. Зоонимы представлены лишь одним типом – кличками собак. Зоонимы семейной хроники выражают увлечение дворян рубежа XVIII – XIX веков охотой. Но и в мироощущении Багрова Сережи они играют важную роль.

8. В меньшей степени, но все-таки представлены в хронике названия праздников. К ним относятся названия христианских праздников с нефиксированной и с фиксированной датой и полуязыческих праздников.

9. Применение онимов в языковой художественной картине мира семейной хроники «Детские годы Багрова-внука» С.Т. Аксакова не случайно. Смысл онимов в произведении не ограничен их прямым, номинативно-предметным значением. В тексте большая часть онимов обрастает новыми, дополнительными смыслами, получает психологическую и образно-экспрессивную интерпретацию. Часто выбор антропонима выражает позицию автора. Лица, места, словесные произведения, животные, праздники называемые именами собственными и многократно воспроизводимые в художественном произведении, поставлены в разнообразные отношения, являются взаимосвязанными. Имена собственные являются важным средством художественного осмысления образа, в художественном произведении они приобретают особую значимость и выразительность, выступая эффективным элементом социально-психологической характеристики героев.

10. Изучение ономастического пространства семейной хроники С.Т. Аксакова показало, что в произведении представлен региональный компонент, который наиболее ярко проявился в частом использовании топонимов башкирской земли, в полных лиризма ее описаниях.

Литература

Текст

1. Аксаков С.Т. Детские годы Багрова-внука. – М., 1996.

Научная литература

2. Аванесов Р.И. и др. Вопросы теории лингвистической географии. – М., 1962.

3. Азнабаева А.Ф. Сопоставительная антропонимика. // Современные имянаречия в Башкортостане и Германии. – Уфа, 2006.

4. Актуальные вопросы литературной ономастики. – Киев, 1998.

5. Антропонимика. Сборник статей. – М., 1970.

6. Бондалетов В.Д. Русская ономастика. – М., 1983.

7. Бояркин В.Д. Фразеологические единицы с ономастическим компонентом в современном русском литературном языке. – Л., 1987.

8. Веселовский С.Б. Ономастикон. – М., 1974.

9. Виноградов В.В. О языке художественной литературы. – М., 1952.

10. Вопросы Башкирской топонимики. Сборник статей. – Уфа, 1981.

11. Вопросы ономастики. Сборник статей. – Свердловск, 1975.

12. Вопросы топономастики. – Свердловск, 1971.

13. Гальперин И. Р. О принципах семантического анализа стилистически маркированных отрезков текста // Принципы и методы семантических исследований. – М., 1976.

14. Гафуров А. Имя и история. – М., 1987.

15. Глайденко Л.Н. Лексика и фразеология со значением представления как средства описания наглядно-чувственных образов в художественной прозе С.Т. Аксакова: (На материале произведений «Детские годы Багрова-внука» и «Семейная хроника») – Уфа, 2001.

16. Голомидова М.В. Искусственная номинация в ономастике. – Екатеринбург, 1998.

17. Горбаневский М.В. Основной принцип номинации в русских названиях населенных пунктов // Филологические науки. – 1982. – № 1. – С. 54-57.

19. Горбаневский М.В. Из опыта культурно-исторического анализа топонимии: русские топонимы и православие // Топонимия и общество. – М., 1989.

20. Горбаневский М.В. Основной принцип номинации в русских названиях населенных пунктов // Филологические науки. – 1982. – № 1. – С.70-74. – С. 62-67.

21. Горбачевич К.С. Русские географические названия. – М.-Л., 1965.

22. Городские имена сегодня и вчера: Ленинградская топонимика / Сост. С.Алексеева, А.Владимирович, А.Ерофеев и др. – Л., 1990.

23. Дмитриева Л.И., Щербак А.С. Ономастика Тамбовской области. Опыт энциклопедии. Ч. 1. – Тамбов, 2001.

24. Жучкевич В.А. Общая топонимика. Минск, 1980.

25. Закирова Э.Н., Широфеев А.Х. Об этимологии одной фамилии – Уфа, 1997.

26. Калинкин В.М. Поэтика онима. – Донецк, 1999.

27. Карпенко Ю.А. Имя собственное в художественной литературе // Филологические науки. – 1986. – № 4. – С. 28-36.

28. Карпенко Ю.А. Русская антропонимика. – Одесса, 1970.

29. Келесхаева О.Д. Имя собственное и художественный контекст. – Владикавказ, 1998.

30. Климкова Л.А. Диалектолого-ономастическая работа в вузе и школе (Методические рекомендации). – Арзамас, 1988.

31. Ковалёв Г.Ф. Задачи лингвокраеведения в средней школе // Актуальные проблемы русского языка и методики его преподавания. – Липецк, 1998.

32. Ковалёв Г.Ф. Инструкция по собиранию регионального ономастического материала // Край Воронежский: история и традиции. – Воронеж, 1996.

33. Ковалев Г.Ф. Писатель. Имя. Текст. – Воронеж: ВГУ, 2004.

34. Ковалев Г.Ф. Этнос и имя [Цикл статей] – Воронеж, 2003.

35. Кондратьева Т.Н. Метаморфозы имени собственного: Опыт словаря. – Казань, 1983.

36. Колоколова Л.И. Имена собственные в раннем творчестве А.П. Чехова – Киев, 1961.

37. Курилович Е. Положение имени собственного в языке // Курилович Е. Очерки по лингвистике. – М., 1962.

38. Кухаренко В.А. Имя заглавного персонажа в целом художественном тексте // Русская ономастика. – Одесса, 1984;

39 Кухаренко В.А. Интерпретация текста. – М., 1988.

40. Кухаренко В.А. Парадигматика и синтагматика художественного текста. – М., 1987.

41. Лебедева Е.С. Уроки ономастики: научный поиск и творчество учащихся // Русский язык в школе. – 2000. – № 2. – С. 18 – 26.

42. Леонидова М.А. Место собственного имени в лексической и фразеологической системе языка // Годишник на Соф. унив. Фак. слав. Филология. – 1974. – № 1. – С. 23-29.

43. Личные имена в прошлом, настоящем и будущем // Проблемы антропонимики [Сборник статей] – М., Наука, 1970.

44. Лосев А.Ф. Философия имени. – М., 1990.

45. Лыков А.Г., Чабанец Т.А. Русское личное имя собственное // Филологические науки. – 1999. – № 1. – С. 20-26.

46. Магазанник Э.Б. Ономапоэтика, или "говорящие имена" в литературе. – Ташкент, 1978.

47. Матвеев А.К. Методы топонимических исследований. – Свердловск, 1986.

48. Михайлов В.Н. Собственные имена как стилистическая категория в русской литературе. – Луцк, 1965.

49. Морозова М.Н. Имена собственные русского языка (географические названия). – М., 1977.

50. Мурзаев Э.М. Очерки топонимики. – М., 1974.

51. Мурзаев Э.М. Тюркские географические названия. – М., 1996.

52. Мурзаев Э.М. Слово на карте. Топонимика и картография. –М., 2001.

53. Никонов В.А. Введение в топонимику. – М., 1965.

54. Никонов В.А. География фамилий / Отв. ред. С.И.Брук. – М, 1988.

55. Никонов В.А. Имена персонажей // Поэтика и стилистика русской литературы / Отв. ред. М.П.Алексеев. – Л., 1971.

56. Никонов В.А. Имя и общество. – М., 1974.

57. Полякова Е.Н. Из истории русских имен и фамилий: Книга для учащихся. – М., 1975.

58. Сергеев И.В. Тайна географических названий. - М., 1963.

59. Суперанская А.В. Имя – через века и страны. – М.: Наука, 1990.

60. Суперанская А.В. Как Вас зовут? Где Вы живёте? – М.: Наука, 1964.

61. Супрун В.И. Краеведческая ономастика // Духовная культура: проблемы и тенденции развития. – Сыктывкар, 1994.

62. Суперанская А.В. Общая теория имени собственного. – М., 1973.

63. Супрун В.И. Ономастическое поле русского языка и его художественно-эстетический потенциал. – Волгоград, 2000.

64. Суперанская А.В. Структура имени собственного. Фонология и морфология. – М., 1969.

65. Тименчик Р.Д. Имя литературного персонажа // Русская речь. – 1992. – № 5. – С. 14-18.

66. Успенский Л.В. Имя дома твоего – М., 2002.

67. Успенский Л.В. Ты и твое имя. Имя дома твоего. – Л., 1972.

68. Флоренский Ф.А. Имена. – Харьков, 2000.

70. Химер Б.Ю. Имя, характер, судьба – М., 2004.

71. Шакуров Р.З. По следам географических названий – Уфа, 1986.

72. Языки и топонимия. – Томск, 1980.

73. Языки и топонимия. – Томск,1981.

Словари и справочная литература

Ганжина И.М. Словарь современных русских фамилий. – М., 2001.

74. Города России: Энциклопедия. – М., 1994.

75. Грущко Е.А., Медведев Е.М. Словарь имен. – Н. Новгород, 1996.

76. Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. Т.I-IV. – М., 1955.

77. Имена и именины / Сост. Л.М.Акентьева. – Новосибирск, 1994.

78. Калакуцкая Л.П. Фамилии. Имена. Отчества: Написание и склонение. – М.: Толк, 1994.

79. Катанов Н.Ф. Указатель собственных имен к словарю В.В.Радлова. - СПб., 1868.

80. Матвеев А.К. Географические названия Урала: Краткий топонимический словарь. – Свердловск, 1987.

81. Мельхеев М.Н. Географические имена. Топонимический словарь. – М., 1961.

82. Мурзаев Э.М. Словарь народных географических терминов. – М., 1984.

83. Никонов В.А. Краткий топонимический словарь. – М., 1966.

84. Никонов В.А. Словарь русских фамилий. – М., 1993.

85. Отин Е.С. Словарь коннотативных собственных имен. – Донецк, 2004.

86. Петровский Н.А. Словарь русских личных имен. – М., 1980.

87. Подольская Н.В. Словарь русской ономастической терминологии / Отв. ред. А.В.Суперанская. 2-е изд. – М., 1988.

88. Подсеваткин С. Энциклопедия псевдонимов. – М., 1999.

89. Севортян Э.В. Этимологический словарь тюркских языков. – М., 1974; 1978.

90. Словарь общегеографических терминов. – М., 1975, т.1.

91. Словарь общегеографических терминов. – М., 1976, т.2.

92. Тороп Ф. Популярная энциклопедия русских православных имен. – М., 1999.

93. Энциклопедия русских фамилий. - М., 2000.

94. Энциклопедический словарь географических терминов. - М., 1968.

Примечания

Есть приложения. Авторская работа.

Информация о работе

Тип: Дипломная работа
Страниц: 198
Год: 2012
1700 p.
Не подошла эта работа?

Узнайте стоимость написания
работы по Вашему заданию.
ПОСМОТРЕТЬ ЦЕНЫ
Оформление заявки БЕСПЛАТНО и
ни к чему не обязывает.
Закажите авторскую работу по Вашему заданию!
Контрольная работа
от 100 p.
cрок: от 1 дня
Реферат
от 600 p.
cрок: от 1 дня
Курсовая работа
от 1000 p.
cрок: от 3 дней
Дипломная работа
от 6000 p.
cрок: от 6 дней
Отчет по практике
от 1000 p.
cрок: от 3 дней
Решение задач
от 150 p.
cрок: от 1 дня
Лабораторная работа
от 200 p.
cрок: от 1 дня
Доклад
от 300 p.
cрок: от 2 дней
Заказать работу очень просто!
Вы оформляете заявку
Получаете доступ в лк
Вносите предоплату
Автор пишет работу
Получаете уведомление
о готовности
Вносите доплату
Скачиваете готовую
работу из лк
X
X