8-804-333-71-05
(бесплатно по РФ)
Диплом-центр.Ру - помогаем студентам в учёбе

У нас можно недорого заказать курсовую, контрольную, реферат или диплом

Главная / готовые работы / Дипломные работы / Литература и лингвистика

ЛИТЕРАТУРНАЯ СКАЗКА В ПРОЗЕ СЕРЕБРЯНОГО ВЕКА - Дипломная работа

Содержание

ВВЕДЕНИЕ….3

ГЛАВА 1. ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ЛИТЕРАТУРНОЙ СКАЗКИ

§ 1.1. Литературная сказка: история развития.…10

§ 1.2.Сказка в русской литературе начала XX века: поэтика, проблематика….25

§ 1.3. Аспекты изучения литературной сказки в школе.….38

ГЛАВА 2. ЛИТЕРАТУРНЫЕ СКАЗКИ В ТВОРЧЕСТВЕ Е.И. ЗАМЯТИНА, Ф.К. СОЛОГУБА, Н.К. РЕРИХА, А.Н. ТОЛСТОГО, САШИ ЧЕРНОГО

§ 2.1.Сказочный мир Е.И. Замятина….….44

§ 2.2. «Политические сказочки» Ф.К. Сологуба ….55

§ 2.3. Сказки Н.К. Рериха…73

§ 2.4. Комизм в литературной сказке А.Н. Толстого…82

§ 2.5. «Солдатские сказки» Саши Черного ….90

ЗАКЛЮЧЕНИЕ….101

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ….107

МЕТОДИЧЕСКОЕ ПРИЛОЖЕНИЕ…115

Введение (выдержка)

Литературная сказка является достаточно популярным жанром искусства слова. Многие особенности, присущие сказке как литературному жанру, сложились уже на ранних этапах ее развития. Первый этап в истории отечественной литературной сказки может быть назван "допушкинским" (сказка в литературе XVIII – начала XIX вв.). Итогом его стало окончательное закрепление сказки в системе литературных жанров. Русская литературная сказка восприняла то, что было выработано традиционным фольклором (духовный опыт народа, идеалы и надежды, представления о мире и человеке, добре и зле, правде и справедливости – в совершенной, гармоничной, емкой, веками вырабатывавшейся форме), соединив нравственные ценности и художественные достижения народа с авторским талантом. Сказка стала составной частью духовной культуры народа, сказочные принципы осмысления и изображения мира и человека универсальны и узнаваемы в искусстве.

В истории развития жанра (1750 – 1820-е годы) ознаменован созданием стихотворной сказки-новеллы (А.П. Сумароков «Сказки и новеллы в стихах», М.М. Херасков «Бахариана, или Неизвестный», И.И. Дмитриев «Модная жена», «Воздушные башни» и др.), прозаической сказки, существовавшей по большей части в виде литературных обработок фольклорных сюжетов, с ярко выраженным авторским началом (сборники сказок П. Тимофеева «Сказки русские», Е. Хомякова «Забавный рассказчик», С.В. Друковцова «Бабушкины сказки»). В это время сказка была представлена в нравоучительной, волшебно-аллегорической, нравственно-философской разновидности. Во многом ощущается влияние европейской литературы. Русские народные традиции сказочного повествования наиболее органично воплотились в бытовых литературных сказках.

В рамках данного периода особым этапом, имеющим большое значение в истории развития жанра, стали 1810-20-е годы, когда к сказке обратились русские романтики (А. Погорельский «Черная Курица, или Подземные Жители», О.М. Сомов «Сказки и предания о русалках» и др.). Созданная ими литературная сказка оценивается литературоведами в контексте эволюции жанра как самостоятельное формально-содержательное единство, которое характеризуется особыми поэтическими средствами и стилистическими приемами создания образа: психологизм героев, лирическая манера повествования и др.

В целом этот период можно охарактеризовать как период зарождения и начала развития жанра литературной сказки. Его речевая организация еще не была отработана по причине того, что сами жанровые установки еще только формировались.

«Золотой» эпохой русской литературной сказки стали 1830-е годы. Это второй, обозначим его как пушкинский, период в эволюции жанра, когда были созданы лучшие образцы литературных сказочных произведений. В это время продолжается развитие жанра как в прозе, так и в стихах, эволюционируют различные жанровые формы и модификации. Работа со сказочной литературой осуществляется в рамках реалистической и романтической эстетики.

А.С. Пушкин, В.А. Жуковский, П.П. Ершов и др. обратились к фольклорной основе волшебной сказки. Они работали над созданием литературной сказки как пересказа, обработки фольклорных сюжетов. Нефольклорное направление составили произведения В.Ф. Одоевского «Сказки дедушки Иринея», А. Погорельского «Черная Курица, или Поземные Жители», несущие особую романтическую эстетику. В это время писались и сказки-пародии. Их авторами стали Н.М. Языков «Жар-птица», П.А. Катенин «Княжна Милуша», Н.А. Некрасов «Баба Яга-Костяная Нога».

Пушкинский период литературной сказки – это время, когда уточнялись жанровые и стилевые каноны, отрабатывались языковые приемы их изображения, которые стали своеобразной жанровой базой, образцом для создания сказочных произведений писателями других эпох.

Третий период в эволюции жанра длился до конца XIX века. В это время наблюдается развитие сатирического направления в русском сказочном жанре. В произведениях сатирика М.Е. Салтыкова-Щедрина обостряются социально-политические мотивы. Неповторимый стиль его произведений проявляется в соединении фольклорного начала с сатирической гиперболой и гротеском. Сказки Л.Н. Толстого, К.Д. Ушинского являются познавательно-дидактическими произведениями для детей.

В ХХ веке исследователями традиционно выделяется три периода в развитии жанра литературной сказки.

Сказка Серебряного века (условно – дореволюционная сказка ХХ века) – в нашей хронологии четвертый период в эволюции жанра. В это время заканчивается история развития классической литературной сказки. Поэты и писатели обращаются к сказке как к возможности по-новому посмотреть на привычные ценности, создать особую эстетику тайны, чуда (Л.Н. Андреев «Кусака», К.Д. Бальмонт «Фейные сказки», В.В. Маяковский «Сказка о Красной Шапочке», А.М. Ремизов «Посолонь», Ф.К. Сологуб «Сказки на грядках и сказки во дворце», М.И. Цветаева «Сказки матери» и др.).

Пятый, советский, период в эволюции жанра характеризуется этапами подъема сказочной литературы: в 1920-е – 30-е годы с их многообразием жанрово-стилевых тенденций (А. Гайдар «Горячий камень», М. Горький «Воробьишко», Е.И. Замятин «Русским детям сказки», В.А. Каверин «Песочные часы», К.И. Чуковский «Федорино горе» и др.); в 1950-е – 60-е годы, проходившие под знаком «сказки жизни», лучшие образцы которой приобретают оттенок романтизма (Б.А. Ахмадулина «Сказка о дожде», Т.Г. Габбе «Город мастеров, или сказка о двух горбунах», С.Я. Маршак «Про все на свете», Е.Л. Шварц «Сказка о потерянном времени» и др.); в 1970-е – 80-е годы, когда актуализируется система реализма в рамках жанра и наблюдается обращение к народным истокам (В.И. Белов «Родничок», Ю.И. Коваль «Полынные сказки», В.П. Крапивин «Летящие сказки», Ю.М. Нагибин «Новогодние сказки», В.М. Шукшин «До третьих петухов» и др.).

Шестой период в развитии жанра (1980-е – 90-е годы) характеризуется частотным обращением к этому жанру и, по большей части – к арсеналу волшебной сказки. Значительный интерес к ней в это время объясняется обострением социальных мотивов в литературе и поиском необычной формы для их выражения (Ю.И. Коваль «Полынные сказки», В.В. Кунин «Сказка о самолете», Л.С. Петрушевская «Лингвистические сказочки», Л.А. Филатов «Сказка про Федота-стрельца» и др.).

Таким образом, жанр литературной сказки пережил влияние социальных, политических, нравственных изменений в обществе, обрел свою преданную детскую и взрослую аудиторию. Поэты и писатели обращаются к литературной сказке как к возможности по-новому посмотреть на привычные ценности, создать особую эстетику тайны, чуда. Одни из писателей начала ХХ века, обратившиеся к жанру литературной сказки – Е.И. Замятин, Н.К. Рерих, Ф.К. Сологуб, А.Н. Толстой, Саши Черный.

Обращение Е.И. Замятина к жанровой форме сказки в ее специфически замятинском исполнении обусловлено общей социально-политической атмосферой в стране, литературным контекстом эпохи, особенностями творческого почерка, художественными задачами Е.И. Замятина-неореалиста. Сказки в творческой эволюции писателя имеют прогностический и концентрирующий характер. В них соединены специфические элементы раннего дореволюционного и черты более позднего периодов, сфокусированы проблематика, лейтмотивы, интегральные образы, органично вписанные в единый художественный мегатекст Е.И. Замятина. Жанровая природа сказочных текстов Е.И. Замятина обусловлена особенностями художественного метода писателя и уникальностью его творческого почерка. В сказках демонстративно реализуются принципы замятинской поэтики: сплав фантастики и быта, интегральные образы, сжатая стилистика, гротеск.

Сокровища народной мудрости вдохновили Н.К. Рериха на создание собственных сказок и притч, и со временем этот жанр стал для него одним из любимых. Как и всё творчество мастера, эти произведения неповторимо самобытны. Благодаря яркой образности и своеобразию языка, окрашенного народным колоритом, сказки Рериха глубоко западают в сознание, заставляют ещё и ещё раз перечитывать их, вдумываясь в смысл.

У А. Толстого, в отличие от множества литературных сказок, они не назидательны, а только развлекательны, но развлекательны по-особому: в обычных для сказок о животных ситуациях раскрывается внутренний мир героев. Привычные для народной сказки диалоги, похожие на поединки, у Толстого служат поводом показать свое мастерское владение русской речью.

«Солдатские сказки» Саши Черного – случай высвобождения мощного творческого заряда, накапливавшегося много лет. В него вошли годы, в течение которых A.M. Гликберг служил в российской армии рядовым солдатом. Так что солдатский быт, нравы, язык, фольклор он изучил в совершенстве.

Актуальность темы исследования определена тем, Серебряный век на сегодняшний день является одним из наименее исследованных периодов истории развития жанра, и вопрос об особенностях жанровой природы и образной системы сказки Серебряного века ставится практически впервые. Художественная литература, в том числе сказка, как образное отражение мира требует от читателя особых качеств восприятия: творческого воображения, развитой наблюдательности; тонкого чувства образного слова, понимания авторской позиции, внутренних психологических мотивов поведения литературных героев. Поэтому так важна серьезная, продуманная работа со сказкой на самом раннем этапе приобщения к литературе.

Самое главное, исследование литературной сказки позволяет проникнуть в замысел автора, адекватно воспринять его художественную картину мира.

Объектом исследования является русская литературная сказка.

Предметом исследования являются художественные особенности литературной сказки в творчестве Е.И. Замятина, Н.К. Рериха, Ф.К. Сологуба, А.Н. Толстого, Саши Черного.

Цель исследования – раскрыть жанровое своеобразие, поэтику, проблематику литературных сказок Е.И. Замятина, Н.К. Рериха, Ф.К. Сологуба, А.Н. Толстого, Саши Черного.

Соответственно цель определяет следующие задачи:

– рассмотреть историю развития литературной сказки;

– теоретически обосновать особенности поэтики и проблематики русской литературной сказки начала XX века;

– выявить идейно-художественные и жанровые особенности литературных сказок Е.И. Замятина, Н.К. Рериха, Ф.К. Сологуба, А.Н. Толстого, Саши Черного.

Методы исследования. Исходя из поставленной цели и определения ряд задач, в работе применялся комплекс методов, необходимых для реализации исследования: биографический, позволяющий рассматривать как определяющие моменты творчества; формальный, предполагающий рассмотрение формы текста, как носительницы его художественной специфики; сравнительно-сопоставительный метод, дающий возможность сравнивать художественный тексты.

Методологической основой диссертации стали положения и выводы, содержащиеся в работах российских и зарубежных ученых, исследовавших жизнь и творчество Е.И. Замятина, Н.К. Рериха, Ф.К. Сологуба, А.Н. Толстого, Саши Черного: Н.В. Барковской («Сказочки» Ф. Сологуба и «Случаи» Д. Хармса), А.К. Воронского («Евгений Замятин»), К.Д. Гордовича («Художественная оптика рассказов и сказок Е. Замятина»), Р.Я. Рудзитиса («Космические струны в творчестве Николая Рериха»), Н.А. Тэффи («Федор Сологуб. Воспоминания о Серебряном веке»), А.А. Яблоновского («Саша Черный. Живая азбука»), Л.В. Овчинниковой («Русская литературная сказка XX века: История, классификация, поэтика: Учебное пособие») и др.

Новизна исследования. Литературная сказка Серебряного века, совмещает в себе признаки различных жанров фольклора и литературы нового времени. Исследователи обратили внимание на то, что литературная сказка данного периода представлена как открытая форма для проникновения элементов смежных жанров.

По нашему мнению, в литературной сказке Серебряного века важны не только жанровые изменения, но и их содержание. Поэтому при анализе обе стороны необходимо рассматривать в их взаимосвязи. Таким образом, определяя жанровую природу литературной сказки обозначенного периода, связывая их с особенностями образной системы, идейно-тематическим содержанием, мы рассматриваем литературную сказку в новом аспекте.

Теоретическая значимость. В результате проведенной работы были сформулированы выводы и положения, касающиеся особенностей литературных сказок прозы Серебряного века и их анализ.

Практическая значимость исследования состоит в том, что оно может стать основой для разработки уроков в школе или в вузе при изучении творчества Е.И. Замятина, Н.К. Рериха, Ф.К. Сологуба, А.Н. Толстого, Саши Черного.

Структура работы: введение, две главы, заключение, список используемых источников и методическое приложение.

Основная часть (выдержка)

ГЛАВА 1. ЖАНРОВОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ЛИТЕРАТУРНОЙ СКАЗКИ

§ 1.1. Литературная сказка: история развития

При изучении литературной сказки, как, впрочем, и любой другой, возникает необходимость постановки целого ряда вопросов. Прежде всего – каким образом произошло, что сказка, известная ранее в качестве фольклорного жанра, стала жанром и литературным? В чем суть этого явления и в отношении к фольклору, и в отношении к литературе? Это тем более важно выяснить, что сосуществование народной и авторской сказки – процесс продолжающийся, сопутствующий литературному развитию в целом.

Известный исследователь Л.В. Овчинникова пишет: «Понятие «литературной сказки» неточно, так как объединяет разнородные произведения и крайне широким является толкование исходного термина «сказка» [59, 34]. В различных областях гуманитарного знания, в обыденной речи под сказкой может пониматься все что угодно: «от вида (или жанра) устного народного творчества до обычной лжи» [59, 34]. Следовательно, для обобщения и теоретического осмысления всего, что связано с литературной сказкой, необходимо уточнение и усовершенствование категориально-терминологического аппарата, который бы адекватно отразил все особенности и системно-типологические связи изучаемого явления.

Как известно, литературная сказка уходит корнями в сказку народную. Поэтому для определения понятия и жанровых особенностей литературной сказки в первую очередь надо обозначить, что же такое «народная сказка» и в чем заключается ее специфика.

Самые разные толкования и объяснения понятия «сказка» отражены во всевозможных словарях и справочно-энциклопедических изданиях. Обратимся к некоторым из них.

В «Толковом словаре русского языка» С.И. Ожегова зафиксированы два основных значения слова «сказка»: «1. Повествовательное, обычно народно-поэтическое, произведение о вымышленных лицах и событиях, преимущественно с участием волшебных, фантастических сил. 2. Выдумка, неправда, ложь (разг.)» [75, 662]. В научном своде этнографических понятий и терминов представлено самое широкое определение: «Сказки – вид устной народной прозы с доминантной эстетической функцией. Это отличает их от прочих устных рассказов, где главной является функция информативная (предания, былички и т.п.). Недостоверность повествования (установка на вымысел) остается, по существу, единственным признаком, позволяющим относить устные рассказы к разряду сказок, сообщаемых с целью развлечения и поучения…» [76, 114].

По мнению В.Я. Проппа, сказка определяется прежде всего художественной формой. «Каждый жанр обладает особой, свойственной ему, а в некоторых случаях только ему, художественностью. Совокупность исторически сложившихся художественных приемов может быть названа поэтикой». Так получается первичное, самое общее определение: «Сказка есть рассказ, отличающийся от всех других видов повествования специфичностью своей поэтики» [65, 37]. Эта формулировка требует дальнейших дополнений.

Весьма сжатое определение дал академик Ю.М. Соколов: «Под народной сказкой, в широком смысле этого слова, мы разумеем устно-поэтический рассказ фантастического, авантюрно-новеллистического и бытового характера» [78, 297]. По мнению некоторых ученых, подобная трактовка слишком расширяет понятие сказки [77, 78].

Все исследователи отмечают наличие в сказке вымысла, опирающегося, впрочем, на действительность. Э.В. Померанцева по этому поводу высказала мысль, что одной из основных черт сказки является ее обращенность к будущему, то, что сказка «преодолевает действительность».

Большинство дефиниций все же не вполне раскрывает сущность сказки и требует дальнейших пояснений. Связано это с тем, что определение сказки как жанра проблематично вследствие ее многогранности. Каждый из исследователей делает акцент на той или иной грани понятия. Одни выделяют установку на вымысел как главный жанровый признак сказки (В.Я. Пропп [78], Э.В. Померанцева [63], С.Ф. Баранов [3], В.П. Аникин [2], В.А. Бахтина [5], Н.И. Кравцов [39] и др.), другие выдвигают на первый план развлекательную или эстетическую функцию (К.В. Чистов [99], В.И. Чичеров [100]) и т.д.

Наиболее точным и полным, на наш взгляд, является определение, данное крупнейшим собирателем и исследователем сказки А.И. Никифоровым: «Сказки – это устные рассказы, бытующие в народе с целью развлечения, имеющие содержанием необычные в бытовом смысле события (фантастические, чудесные или житейские) и отличающиеся специальным композиционно-стилистическим построением» [58]. Таким образом, выделяются три основных признака, присущие сказке: «целеустановка на развлечение слушателей», «необычное в бытовом смысле содержание» и «особая форма построения» [58].

Литературная сказка органично восприняла все: духовный опыт народа, идеалы, представления человека о мире, о добре и зле, справедливости, правде – в емкой форме, которая вырабатывалась веками, соединив при этом нравственные и художественные ценности народа с индивидуально-личностным их осмыслением.

Изучение жанра необходимо начать с раскрытия сущности понятия «литературная сказка». При всем многообразии подходов в исследовании жанра, понятие это становится центром, вокруг которого строятся концепции ученых. Оно требует своей определенности, универсального, видового значения.

Между тем существует множество мнений по поводу того, что считать литературной сказкой: 1) произведение, которое сам автор так называет; 2) произведение, удовлетворяющее идейно-эстетическим принципам фольклорной сказки; 3) прозаическое или стихотворное произведение, активно использующее элементы фольклорной поэтики; 4) любое произведение, в котором счастливый конец и нереальный (с элементами фантастики) сюжет или упоминаются сказочные герои; 5) авторское произведение, для которого возможно точное указание на фольклорно-сказочный источник и т.п. Таким образом, первая задача, которую необходимо решить – это ответить на вопрос: что такое литературная сказка?

Народная сказка, как говорилось выше, – повествовательный фольклорный жанр. Он характеризуется своей формой бытования: изустно передается из поколения в поколение. Этим народная сказка отличается от бытования авторской сказки, которая передается путем письма и чтения и не меняется. Однако форма существования не есть, на наш взгляд, жанрообразующий признак, ведь роман, повесть, драма, комедия и другие литературные жанры также становятся достоянием поколений посредством письма и также не меняются. Поэтому нецелесообразно вводить данную особенность в определение литературной сказки.

Само слово «сказка» обозначает нечто рассказываемое. Значит, народ воспринимает сказку преимущественно как повествовательный жанр. Указанная примета сохраняется без изменений и при понимании литературной сказки. Но поскольку эта черта присуща многим другим как фольклорным (былина, баллада), так и литературным жанрам, то и она не может являться решающей.

Еще одна особенность состоит в том, что сказка рассказывается с целью развлечения. Однако на этот счет существуют различные точки зрения. Так, например, В.П. Аникин считает, что сказка преследует воспитательные цели [2, 34]. «То, что сказка имеет воспитательное значение, – это, несомненно, но она не создается с целью воспитания», – считает В.Я. Пропп [78, 47]. Занимательный характер нисколько не противоречит глубокой идейности сказки. Когда говорится о развлекательном значении сказки, то это означает, что она осуществляет преимущественно эстетические функции. Наблюдения показывают: литературная сказка может создаваться именно с воспитательными целями, но и эстетические функции бывают не на последнем плане. Если в народной сказке воспитательное значение настолько тесно переплетено с развлекательными функциями, что порой, увлекшись сюжетом, не сразу разгадаешь глубокий скрытый смысл фольклорного произведения, то в литературной сказке одна из главных задач автора – показать свое видение мира и в какой-то мере воздействовать на читателей, донести до них свою мысль.

Поскольку в науке нет единой точки зрения по поводу развлекательности, необязательным представляется и введение этого признака в определение сказки. А соблюдение воспитательной функции в некоторой степени зависит от читателя (или слушателя) сказки, от того, насколько он готов (или не готов) воспринять преобразующее воздействие произведения, с какой целью он сам читает или слушает сказку.

Яркая примета сказки – установка на вымысел. В реальность излагаемых в ней событий не верят, и это – одно из основных свойств сказки. В качестве главного жанрообразующего данный признак подчеркивается многими исследователями. Среди них В.Я. Пропп [78], Э.В. Померанцева [63], Т.Г. Леонова [42] и др. Еще В.Г. Белинский, сравнивая былину и сказку, писал: «В основании второго рода произведений (т.е. сказки) всегда заметна задняя мысль, заметно, что рассказчик сам не верит тому, что рассказывает, и внутренне смеется над собственным рассказом. Это особенно относится к русским сказкам» [6; 354]. В сказках изображаются несуществующие лица и предметы, а реальные явления представлены в фантастическом аспекте. Однако ирреальность не исключает того, что сказка обусловлена действительностью, стремится воздействовать на нее. Следует отметить и то, что в литературной сказке установка на вымысел может быть сознательно размыта.

Мы уже отмечали, что важнейшим и решающим признаком сказки является специфическая для нее поэтика, т.е. ее композиционно-стилистическое построение. А некоторые ученые называют в качестве еще одного жанрообразующего компонента особую сказочную образность – Т.Г. Леонова называет ее «условно-фантастической» [42, 7].

Все названные особенности выделяют литературные сказки из числа других жанров. В совокупности всех этих черт она и определяется как жанр.

Достаточно подробный экскурс в историю понятия «литературная сказка» дан в статье Л.Ю. Брауде. Разрабатывая проблему на материале скандинавской и немецкой авторской сказки, исследователь прослеживает жизнь слова «сказка», анализирует попытки зарубежных ученых разграничить жанры народной и литературной сказки. Среди тех, чьи работы рассматривает Л.Ю. Брауде, такие известные сказковеды, как А. Вессельский, Х. фон Бейт, М. Люти, К.Ю. Обенауэр, К. Эрлахер, Г. Тодсен, Р. Бенц, Р. Бухман, В. Берендзон, Э. Блейх, Г. Мудрак и другие [9].

«Отсутствие четкого разграничения жанров литературной и народной сказки, а также общепринятого определения сказки литературной – одно из проявлений теоретической неразработанности данной проблемы», – констатирует Л.Ю. Брауде в другой своей работе [10, 4]. И в самом деле, долгое время литературная сказка рассматривалась именно как результат прямого переноса фольклорного жанра в авторскую художественную систему. «Большинство исследователей, – отмечает Л.В. Овчинникова, – определяет литературную сказку через жанровые признаки литературно-фольклорного свойства и место в историко-литературном процессе» [59, 39].

Существует несколько научных дефиниций авторской сказки, отражающих ее идейно-художественное своеобразие. Наиболее полной из них является трактовка Л.Ю. Брауде, в которой литературная сказка понимается как «авторское художественное прозаическое или поэтическое произведение, основанное либо на фольклорных источниках, либо придуманное самим писателем, но в любом случае подчиненное его воле; произведение, преимущественно фантастическое, рисующее приключения вымышленных или традиционных сказочных героев и в некоторых случаях ориентированное на детей»; произведение, в котором «волшебство, чудо играет роль сюжетообразующего фактора, помогает охарактеризовать персонажей» [10, 7].

Но перечисленный Л.Ю. Брауде ряд свойств устраивает не всех исследователей. Как отмечает М.Н. Липовецкий, «в этом определении нет четкого представления о литературной сказке: выходит, что литературная сказка, как и всякий жанр, может быть основана на фольклорных источниках, а может и не основываться на них; может использовать традиционные элементы фольклорно-сказочной поэтики, а может обойтись и без них. Единственный устойчивый признак литературной сказки, по Л.Ю. Брауде, – фантастический сюжет («чудо – сюжетообразующий фактор»). Но в таком случае и «Фауст» Гете, и «Нос» Гоголя – это тоже литературные сказки» [44; 4].

Близка к данной трактовке точка зрения, предложенная Ю.Ф. Ярмышем. По его мнению, «литературная сказка – такой жанр литературного произведения, в котором в волшебно-фантастическом или аллегорическом развитии событий и, как правило, в оригинальных сюжетах и образах в прозе, стихах или драматургии решаются морально-этические или эстетические проблемы» [104, 177]. Автор указанного определения и вовсе уходит от принципиального для авторской сказки вопроса об отношении к традиции народной сказки. Под данные параметры вполне попадают многие жанры – от басни до фантастической новеллы романтизма.

Специфическая черта, «особая художественность» литературной сказки и заключается в ее синтетической природе. Изучая творчество отдельных писателей, к такому пониманию литературной сказки пришли многие исследователи. Остановимся лишь на некоторых высказываниях.

«Литературная сказка Андерсена – прежде всего сложное, синтетическое явление», – считает Л.Ю. Брауде [10, 60]; «гениальным синтезом фольклорных и литературных начал» называет сказки А.С. Пушкина исследователь Т.Г. Леонова [42, 86].

В теоретическом плане синтетический характер литературной сказки подчеркнут в работах фольклористов: В.Я. Проппа [78], В.П. Аникина [2], Д.Н. Медриша [52] и др. В.П. Аникин, в частности, пишет: «…литературная сказка может быть создана лишь при условии творческого отношения писателя к фольклору, при условии проявления в сказочном повествовании авторской индивидуальности, при условии переработки того, что донес до нас сказочный эпос, на основе глубокого изучения действительности – первого источника всякого творчества» [2, 245].

Литературная сказка достаточно часто в исследованиях литературоведов отождествляется с фольклорной сказкой. Так, по мнению исследователя Лупановой И.П., «при жанровой дифференциации, которая свойственна в одинаковой мере фольклору и литературе, есть некоторые жанры, общие для той и другой разновидности поэтического искусства. Различие зафиксировано терминологически лишь добавлением слова «литературная» [45, 67].

Однако, необходимо отметить, что литературная сказка является синтетическим жанром, который впитал в себя наряду с чертами народного фольклора и элементы литературных жанров. Тезис «литературная сказка восприняла народную в совокупности, во всех ее жанровых разновидностях» [45, 71] на сегодняшний день не вызывает сомнения.

Исследователи отмечали, что литература , с одной стороны вытесняет из народного быта сказку, а с другой стороны … сама не может без нее обойтись, так как «сказка сама литературе – пример в самих принципах организации и создания гротескного мира, и литература воспользовалась этим, создав уже целую сеть гротесков, начиная от некоторых литературных сказок и кончая произведениями реалистического плана, где искусно обыгрывается сама идея создания особого мира фантастического в своей реальности и реального в невероятных переплетениях фантастического» [43, 72].

Указанное выше послужило поводом для ряда исследователей отождествлять два разных жанра. Так, исследователь М.Н. Липовецкий писал: «Литературная сказка – это в принципе то же самое, что фольклорная сказка, но в отличие от народнойлитературная сказка создана писателем и поэтому несет на себе печать неповторимой творческой индивидуальности автора» [44, 3].

На наш взгляд, такой объем упрощения недопустим, поскольку литературной сказке как авторскому произведению присущи структурные отличительные особенности, которые не свойственны фольклору. Кроме того, в сказке присутствует индивидуальная смысловая и поэтическая нагрузка, созданная конкретным автором. Это определяет ее полное право на самостоятельное существование, и соответственно, возникает необходимость искать другой путь определения ее в качестве отдельного жанра с учетом, конечно, ее первоисточника.

И.П. Лупанова наглядно показала, что из фольклорных источников литературной сказки главным образом преобладает народная волшебная сказка. Она также выявила, что авторскую сказку в основном характеризует «не только и не столько разработка распространенных в русском фольклоре сюжетов и мотивов, сколько стремление к овладению системой типичных для народной сказки образов, ее языком и поэтикой» [45, 90].

В рамках вышесказанного, в работе М.Н. Липовецкого отмечено, что «важнее пытаться найти типологическое сходство между литературной и народной волшебной сказкой» [44, 9], нежели заниматься поиском точных соответствий между текстами фольклорных и литературных произведений. По его мнению, необходимо вместо традиционного сравнительного анализа применять типологический анализ, а свое исследование он ориентирует на использование так называемой «памяти жанра».

Общеизвестно, что фольклорной, и особенно волшебной, сказке присуща строгая форма. Герой сказки описан схематично, здесь нет психологических рассуждений и подробного описания деталей, отображениеприроды происходиттолько с целью развития действии и в виде традиционных формул (темный лес, море-окиян и т.д.), все действия в сказке происходят в прошедшем времени, а место развития событий – «тридевятое царство», также присутствует борьба добра и зла. Но бесспорно доказано еще в работах В.Я. Проппа, который «открыл инвариантность набора функций (поступков действующих лиц), линейную последовательность этих функций, а также набор ролей, известным образом распределенных между конкретными персонажами и соотнесенных с функциями» [78, 87]. Сегодняшняя литературная сказка «весьма свободна и в выборе материала, и в выборе формы» [78, 76]. Относительно «материала» сказки необходимо отметить, что на первый план здесь выступает актуальность литературного произведения и, как следствие, включение в него черт того времени, когда оно написано, а «приближение сказки к современности, перенесение действия в наши дни изменяет и поведение героя, и саму идею сказки» [78, 117].

Волшебной фольклорной сказкой исторически сформирован строгий набор образов, которые создают основу ее существования. По словам Леоновой Т.Г., «в литературной же сказке, использующей эти образы, они отрываются от своей подпочвы, от историко-генетической обусловленности и подчиняются воле писателя» [42, 21].

Таким образом, на основе вышесказанного можно сделать вывод, что «авторская сказка жанр пограничный, она обнаруживает закономерности, свойственные и фольклору, и литературе» [9, 82], и «самое существенное этого жанра обусловлено тем, что литературная сказка выросла на основе фольклорной, унаследовала ее жанровые признаки, развивая и трансформируя их» [9, 169].

Литературная сказка всегда является сказкой своего времени, один и тот же автор иногда в процессе своей творческой деятельности меняет структуру и направление литературной сказки, в то время как народная сказка всегда строга по форме.

Литературная сказка находится в очень тесной связи с научной фантастикой. Исследователи считают, что у этих жанров есть общее начало: «и литературная сказка, и ее двоюродная сестра научная фантастика при всей близости к поэтике фольклорной сказки являются все-таки литературными жанрами. Элементы фольклорно-сказочной поэтики в них создают жанровую определенность, образуют то, что можно назвать «ядром» жанра» [1, 141].

Логика объяснения «фантастического начала» только создает основу сказочной реальности, которая компенсирует неверие современного человека. Того не требуется в случае с волшебной сказкой, потому что, как пишет Неелов Е.Н., «сказка направлена не на изображение и объяснение состояния мира и его изменения в результате действия героя, а на показ состояния героя и изменение этого состояния в результате успешного преодоления им бед, несчастий, препятствий» [56, 101].

Литературная сказка отличается от научной фантастики следующим: здесь отсутствует попытка предугадать будущее на научной основе, строить прогнозы развития науки и техники или при помощи построения гипотез объяснять содержание событий, процессов, которые происходили в далеком прошлом. Литературная сказка не связана с социальными или научными теориями развития общества.

Первая половина XX века была ознаменована появлением еще одного фантастического жанра ˗ фэнтези. Отличие литературной сказки от фэнтези заключается в следующем: во-первых, различны причины появления этих жанров – события в фэнтези происходят в параллельном мире, созданном с целью уйти от мира реального и, как правило, все события в фэнтези строятся на основе переосмысленных мифов, легенд и преданий. Литературная же сказка активнее всего проявляется именно в моменты больших потрясений в обществе, она помогает осмыслить жизнь при помощи сказочных образов и мотивов. Во-вторых, целостность произведений жанра фэнтези не позволяет им стать частью текстов других жанров или жанровыми вкраплениями.

На основе сравнения литературной сказки с родственными литературными жанрами (с волшебной сказкой, научной фантастикой), можно сказать, что литературная сказка – это жанр авторского фантастического литературного произведения, берущий начало в народной сказке, заимствующий у нее концепцию «сказочной реальности» в качестве жанрообразующего фактора и не носящий научного характера.

В чем проявляются фольклорные традиции литературной сказки?

1) В использовании писателями фольклорных сюжетных мотивов (ненависть мачехи к падчерице, чудесное происхождение главного героя, нравственное испытание героя, спасение волшебных животных-помощников и т.д.).

2) В использовании традиционных образов-персонажей, которые, как выявил отечественный фольклорист В.Я. Пропп, выполняют в сказке определенные действия-функции. Это идеальный герой, его помощник, отправитель, даритель, вредитель, похищенный объект, ложный герой.

3) Художественное пространство и время литературной сказки часто создано в соответствии с законами фольклорного сказочного мира: неопределенное, фантастическое место, сказочное время (у Пушкина: «негде в тридевятом царстве, в тридесятом государстве», «лесной терем» 7 богатырей, «остров Буян», «ветхая землянка» старика и старухи).

4) В использовании народных средств поэтической речи:

– постоянные эпитеты (добрый молодец, красна девица),

– троекратные повторы (у Пушкина: «три девицы под окном», состязания Балды с бесенком; обращения королевича Елисея к силам природы),

– словесные формулы,

– фразеологизмы, пословицы и поговорки, просторечие («черт ли сладит с бабой гневной») и т.д.

Обращение к фольклорным истокам позволяет увидеть и специфику литературной сказки. Чем литературная сказка отличается от народной?

Специфические особенности литературной сказки в сравнении с народной заключаются в своеобразии содержания и формы, а именно:

1) В отличие от фольклорного произведения литературная сказка имеет конкретного автора, неизменный текст, зафиксированный в письменной форме, чаще всего она больше по объему.

2) В литературной сказке сильнее выражена изобразительность, т. е. более подробно, детально и красочно описаны место действия, события, внешний облик персонажей. Приведем пример из «Сказки о мертвой царевне» А.С. Пушкина, в тексте которого выделены красочные, реалистически достоверные изобразительные детали, которых не знала народная сказка:

«И царевна, подбираясь,

Поднялася на крыльцо,

И взялася за кольцо;

Дверь тихонько отворилась

И царевна очутилась

В светлой горнице; кругом

Лавки, крытые ковром,

Под святыми стол дубовый,

Печь с лежанкой израсцовой…»

3) Для литературной сказки характерен не свойственный фольклору психологизм, т.е. углубленное исследование внутреннего мира, переживаний персонажей. Приведем лишь один пример из пушкинской «Сказки о царе Салтане», где ярко описываются переживания царя Салтана при встрече с женой и сыном (выделены психологические детали):

«Царь глядит – и узнает…

В нем забилось ретивое!

«Что я вижу? Что такое?

Как?» – и дух в нем занялся

Царь слезами залился…»

4) В связи с этим образы-персонажи литературной сказки – это не обобщенные маски-типажи народной сказки, а неповторимые индивидуальные характеры. Писатели воссоздают характеры героев, более сложные и психологически мотивированные в отличие от народной сказки.

5) Для литературной сказки, как и для любого литературного творения, свойственна ярко выраженная авторская позиция: авторское отношение, оценки, благодаря которым читатель понимает, кого из персонажей автор любит, что он ценит, что ненавидит. Так каждая сказка Пушкина имеет свою эмоциональную тональность:

Сказка о царе Салтане – светлая, благородная, чистая.

Сказка о мертвой царевне – грустная, изящная, женственно-нежная.

Сказка о Балде – насмешливая, балагурная.

Сказка о золотой рыбке – печальная, ироничная.

А смерть своей любимой героини – «царевны милой», автор описывает с задушевной лирической интонацией:

«Подождать она хотела

До обеда; не стерпела,

В руки яблочко взяла,

К алым губкам поднесла,

Потихоньку прокусила

И кусочек проглотила.

Вдруг она, моя душа,

Пошатнулась не дыша,

Белы руки опустила

Плод румяный уронила…»

6) Литературная сказка выражает авторское понимание жизни, которое может в чем-то и совпадать с фольклорными ценностями. Однако чаще всего автор стремится выразить собственные идеи и представления о жизни. Все это приводит к тому, что литературная сказка позволяет увидеть «лицо» автора, его пристрастия и ценности, его духовный мир. Это принципиально отличает ее от народной сказки, в которой отражены общенародные идеалы, а личность конкретного сказителя стерта.

Можно сделать вывод, что литературная сказка создается конкретным автором, в каноничной письменной форме. Образ героя индивидуализирован, а сюжет не ограничен какими-либо мотивами. Также нужно учесть, что сказка один из самых любимых жанров литературы. Во всем мире сказки читают и взрослые, и дети. В сказках открывается мир несказанных чудес.

Таким образом, классические литературные сказки русских писателей как раз и позволяют читателю увидеть две стороны этого жанра: фольклорные традиции и авторское своеобразие. Работа над литературными сказками позволяет учителю обучать учащихся такому сложному виду анализа, как сравнительно-сопоставительный, развивая при этом у детей логическое мышление и культуру аналитической работы с художественным текстом.

Заключение (выдержка)

Таким образом, в ходе проведенного исследования можно сделать следующие выводы.

Русская литературная сказка восприняла то, что было выработано традиционным фольклором (духовный опыт народа, идеалы и надежды, представления о мире и человеке, добре и зле, правде и справедливости – в совершенной, гармоничной, емкой, веками вырабатывавшейся форме), соединив нравственные ценности и художественные достижения народа с авторским талантом. Сказка стала составной частью духовной культуры народа, сказочные принципы осмысления и изображения мира и человека универсальны и узнаваемы в искусстве.

Художественные особенности сказки в истории литературы характеризуются усложненностью, полифункциональностью связей с народной и мировой культурой, универсальностью в плане ориентации на мифологию, народную демологию, легенды, а также многожанровостью (сказка-новелла, сказка-легенда, сказка притча, сказка – лирическая миниатюра, сказка-миф и т. д.). Причины обращения авторов первой четверти XX века к сказке обусловлены не только «…притягательностью эстетики чуда и тайны, свойственной этому жанру, возможностью создать свой миф, проявить изощренность мысли и фантазии», но и стремлением почувствовать, художественно воссоздать глубины души и истории русского народа. Авторы литературной сказки не только не пытались замолчать свои источники, но напротив того, сами подчеркивали связь.

Писатели имели все основания так откровенно оглашать тайну своих литературных источников: существование последних никоим образом не превращало рассматриваемые произведения в простые копии знаменитых оригиналов. Более того: сравнение с источником дает возможность особенно отчетливо прочувствовать принципиальную новизну яркую оригинальность советской литературной сказки второго десятилетия.

Эта новизна идет за счет той социальной нагрузки, о которой уже шла речь выше. В соответствии с социальным поворотом сказочной темы моральный конфликт добра и зла, составляющий основу волшебно-сказочных сюжетов, оборачивается конфликтом сил социально-враждебных.

Поэты и писатели обращаются к сказке как к возможности по-новому посмотреть на привычные ценности, создать особую эстетику тайны, чуда. Е.И. Замятин обратился к жанровой форме литературной сказки в ее специфически замятинском исполнении. Подчеркивается, что общая социально-политическая атмосфера в стране, литературный контекст эпохи повлияли на формирование творческого почерка писателя как неореалиста. В сказках «Бог», «Дьячок», «Ангел Дормидон», «Херувимы» автор обращается к религиозной тематике. Однако, в рамках авторского метода, названия эти используются автором с иронической точки зрения.

Сатирически высмеивая всетерпение народа и его долю, автор ставит более серьезные вопросы: об утере народом духовности, о несправедливости Сказки в эволюции писателя имеют прогностический и концентрирующий характер. В них соединены специфические элементы раннего дореволюционного и черты более позднего периодов, сфокусированы проблематика, лейтмотивы, интегральные образы, органично вписанные в единый художественный мегатекст Е.И. Замятина.

В названии цикла «Большим детям сказки» прямо указывается потенциальный читатель его произведений. Автор подчеркивает, что психологизм сказок рассчитан на восприятие сознательным читателем, несмотря на иносказательную форму данных произведений В сказках («Иваны», «Хряпало», «Арапы», «Халдей», «Церковь божия», «Бяка и Кака», «Четверг», «Огненное А», а также четыре сказки про Фиту) прослеживаются аналогии со сказками М. Салтыкова-Щедрина. Е.И. Замятин раскрывает тему становления и развития послереволюционной России. В его понимании новая власть пришла в Россию надолго, она велика и сильна, может уничтожить всех недовольных на своем пути. Он считает, что ее великая сила также может в последствии принести пользу людям, однако ни в одной сказке автор не дает ответа на вопрос: когда это будет? Сколько ждать светлой доли? И сколько еще жертв на пути следования новой власти придется принести русскому народу?

У Ф.К. Сологуба автора немало фактического материала для «сказочек», который, вероятно, писатель почерпнул из собственной педагогической практики. В сочинениях его подопечных подчас встречались настоящие перлы искусства словесного примитива. В качестве примера привидится ученическое описание собаки, сохранившееся в архиве Сологуба (на обороте стихотворный автограф: «Собаку можно разделить на части: голову, туловище с шеей и хвостом и конечности. Голова продолговатая, с боков сжатая. На голове находятся глаза, уши, рот и нос. Глаза большие, с круглым зрачком. Собака днем видит лучше, чем ночью. Уши бывают стоячие, полустоячие, стоячие и висячие. Слух развит хорошо. Рот закрывается двумя губами. Во рту есть зубы. Резцов по 6 на каждой челюсти, клыков по 2, а коренных на. <далее обрыв текста. М. П.>».

Из года в год автор «сказочек» прочитывал сотни детских работ, то есть постоянно сталкивался с механизмами словесного примитива, свойственного инфантильному сознанию (непонимание переносного значения слов, буквальное восприятие метафор, образование метафор по принципу утверждения абсурдных причинно-следственных связей и др.).

Некоторые «сказочки» структурированы посредством демонстрации детского инфантилизма, порождающего комические положения и случаи, как, например, в «Заплатках»: «Лазал Вася на березу, разорвал курточку. Мама нашила на курточку заплатки и сказала Васе: - Шалуны всегда с заплатками ходят. Пришел вечером дядя. Он был в очках. Поглядел на него Вася, да и говорит: - Мама, а мама! дядя-то у нас шалун: у него на глазах заплатки».

Ф.К. Сологуб разработал особый жанр – минимизированный текст сказочного, фантастического, басенного или анекдотического содержания, колеблющийся на грани между неабсурдным (естественным) и абсурдным, одновременно внятный демократическому и элитарному сознанию.

Сокровища народной мудрости вдохновили Н.К. Рериха на создание собственных сказок и притч, и со временем этот жанр стал для него одним из любимых. Как и всё творчество мастера, эти произведения неповторимо самобытны. Благодаря яркой образности и своеобразию языка, окрашенного народным колоритом, сказки Рериха глубоко западают в сознание.

Так сказка «Заповедь Гайятри» передает влияние индийской культуры, родство с духовными песнопениями Шри Рамакришны. Сказка «Гримр-Викинг», свидетельствует об интересе Н. Рериха к эпохе викингов, истории и эпосу скандинавских стран. Не только имена героев сказки и географические названия заимствованы им из исландского эпоса, но и по композиции она представляет собой как бы фрагмент саги. Всё действие сказки происходит во время пира, а в исландских сагах пиры – обязательный ритуал общественной жизни, на котором конунг узнавал все важные новости и принимал решения.

Героя сказки Рерих наделяет чертами исключительной доблести: «Гримр, викинг. был лучшим вождём, и о нём знали даже в дальних странах».

Н. Рерих рано начал мечтать о сказочной Индии («Через Византию грезилась нам Индия»). В начале XX века Н. К. Рерих создаёт сказки «Девассари Абунту», «Лаухми Победительница» и др., которые отразили его глубокое проникновение в культуру и философию этой древней страны.

«Художественное кредо Рериха, – писал Р.Я. Рудзитис, – преобразить очевидную действительность в красоту, в каждой вещи найти и пробудить лучшие качества, извлечь из глубин человеческой души героические, благородные. звуки. Это и есть. «чудо», которое может преобразить человека и весь мир.».

У А. Толстого показано, что сказочные произведения не назидательны, а только развлекательны, но развлекательны по-особому: в обычных сказках о животных раскрывается внутренний мир героев.

Писатель серьезно интересовался сказочной литературой. В 1923 году он переиздает свои ранние произведения и выделяет два цикла: «Русалочьи сказки» (с волшебно-мифологическими сюжетами) и «Сорочьи сказки» (о животных).

Сказки сочетают в себе признаки страшной или смешной былички, рассказа и сказки. К тому же писатель вольно обращался с поверьями и сказочными сюжетами, позволяя себе иногда их просто выдумывать и стилизовать под народный сказ.

Нередко повествование в толстовских сказках ведется в настоящем времени, тем самым подчеркивается реальность фантастических героев и событий. Да и случившееся в прошлом благодаря уточняющим деталям представляется достоверным, недавним событием. В цикле «Сорочьи сказки» повествуется в основном о птичьем и зверином царстве, хотя героями некоторых историй являются люди, есть также сказки о муравье, о грибах, о домашней утвари. Самая большая во всем сборнике сказка – «Синица». Это эпически развернутое повествование, со множеством исторических деталей. Драматическая история княгини Натальи – целое полотно в сравнении с остальными сказками-набросками.

«Сорочьи» сказки более непритязательны, чем «русалочьи», с более легкой, немного насмешливой интонацией повествователя, хотя в подтексте иногда обнаруживается «взрослая» глубина содержания (например, в сказках «Мудрец», «Гусак», «Картина», «Синица»).

Народный стиль передается главным образом особым синтаксисом фразы. Диалектные или архаичные слова Толстой заменял синонимами из современного языка. Сокращениям подверглись повторы, умерена «цветистость», присущая народным сказкам. Толстой держался ближе к основе сюжета, усиливал действие, добавлял глаголов, убирая все, что опутывает и тормозит действие. Сотни переизданий сказок в обработке А.Н. Толстого доказывают, что путь, им избранный, верен.

Для Саши Черного сказки – это случай высвобождения мощного творческого заряда, накапливавшегося много лет. В них нашли отражение годы, в течение которых Саша Черный служил в российской армии рядовым солдатом. Так что солдатский быт, нравы, язык, фольклор он изучил в совершенстве.

Сборник достаточно разнороден в жанровом отношении: здесь присутствуют солдатские байки («Кабы я был царем», «Кому за махоркой идти»), волшебные сказки («Королева – золотые пятки», «Солдат и русалка» и др.), социально-бытовые сказки («Антигной», «С колокольчиком» и др.). Особый интерес представляет имитация народной переделки литературного текста – озорной пересказ солдатом-балагуром поэмы М.Ю. Лермонтова «Демон», из чего получается сказка «Кавказский черт».

В основу данных литературных сказок положены основные каноны жанровых разновидностей народной сказки при сугубо оригинальных авторских сюжетах (некоторые из них даже включают реалии Первой мировой войны – например, «Бестелесная команда» или «Сумбур-трава»).

Общность персонажей «Солдатских сказок» Саши Чёрного с персонажами быличек (мифологическими, свойственными народным верованиям) заставляет вспомнить о происхождении сказок из мифов.

В своем историческом развитии литературная сказка органично восприняла все: духовный опыт народа, идеалы, представления человека о мире, о добре и зле, справедливости, правде – в емкой форме, которая вырабатывалась веками, соединив при этом нравственные и художественные ценности народа с индивидуально-личностным их осмыслением.

Литература

1. Абрамюк С.Ф. Фольклорные истоки композиции современной литературной сказки // Проблемы детской литературы. – Петрозаводск.: Наука, 1971. – 315 с.

2. Аникин В.П. Русская народная сказка: Пособие для учителя. – М.: Учпедгиз, 1959. – 442 с.

3. Баранов С.Ф. Русское народное поэтическое творчество. – М.: Флинта, 1962. – 216 с.

4. Барковская Н.В. «Сказочки» Ф. Сологуба и «Случаи» Д. Хармса // «Странная» поэзия и «странная» проза: Филологический сб., посвященный 100-летию со дня рождения А.Н. Заболоцкого. – М.: Пятая страна, 2003. – 229 с.

5. Бахтина В.А. Эстетическая функция сказочной фантастики: Наблюдения над русской народной сказкой о животных. – Саратов: Изд. Сарат. ун-та, 1972. – 238 с.

6. Белинский В.Г. Полное собрание сочинений. – М.: Изд-во АН СССР, 1954. Т. 6. – 410 с.

7. Бодров В.А. Творчество Е.И. Замятина в контексте журналистики русского зарубежья 1920-80-х гг. Автореф. дис. канд. филол. наук. – М, 1999. – 26 с.

8. Бодрова А. Вечные ценности. – Новосибирск: РОССАЗИЯ Сибирского Рериховского Общества, 2012. – 224 с.

9. Брауде Л.Ю. К истории понятия «литературная сказка» // Известия АН СССР. – М.: Сер. Лит. и яз. – 1977. – Т. 36. – № 3. – С. 229-236.

10. Брауде Л. Ю. Скандинавская литературная сказка. – М.: Наука, 1979. – 379 с.

11. Брюсов В.Я. Письма к Ф. Сологубу / Публ. В.Н. Орлова и И.Г. Ямпольского // Ежегодник Рукописного отдела Пушкинского Дома на 1973 год. – Л.: Наука, 1976. – 108 с.

12. Брюсов В.Я. Федор Сологуб. Книга сказок // Брюсов Валерий. Среди стихов 1894-1924. Манифесты. Статьи. Рецензии. – М.: Сов. писатель, 1990. – 521с.

13. Бунин И.А. Воспоминания. – Париж: Возрождение, 1950. – 236 с.

14. Волошин М. Гр. А.Н. Толстой. Сорочьи сказки // М.: Аполлон, 1909. – № 3. – С. 16-24.

15. Воронский А.К. Евгений Замятин // Воронский А.К. Избранные статьи о литературе / Сост. Г.А. Воронская. – М.: Худ. лит., 1982. – 137 с.

16. Галушкин А.Ю. Дискуссия о Б.А. Пильняке и Е.И. Замятине в контексте литературной политики конца 1920 – начала 1930-х гг. Дис.канд.филол. наук. – М., 1998. – 23 с.

17. Голлербах Э. Встречи и впечатления. – СПб.: ИНАПРЕСС, 1998. – 151 с.

18. Гордович К.Д. Художественная оптика рассказов и сказок Е. Замятина // Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Т. 7. – М.: Наука, 2009. – 267 с.

19. Давыдова Т.Т. Евгений Замятин. – М.: Изд-во МГУП, 1991. – 362 с.

20. Давыдова Т.Т. Творческая эволюция Е. Замятина в контексте литературы первой трети XX века. – М.: Изд-во МГУП, 2000. – 364 с.

21. Давыдова Т.Т. Творческая эволюция Е. Замятина в контексте русской литературы 1919-1930-х годов. Дис.докт.филол. наук. – М., 2001. – 346 с.

22. Долгополов Л.К. На рубеже веков. О русской литературе конца XIX начала XX вв. – М.: Сов. писатель, 1985. – 351 с.

23. Евсеев В.Н. Проза Е.И. Замятина (вехи творчества, поэтика, опыт анализа рассказа «Пещера»). Учебно-методическое пособие. – Ишим: Изд-во ИГПИ, 2000. – 177 с.

24. Евсеев В.Н. Художественная проза Е.И. Замятина: Творческий метод. Жанры. Стиль. Автореф. дис. докт. филол. наук. – М., 2000. – 34 с.

25. Желтова Н.Ю. Проза Е.И. Замятина: поэтика русского национального характера. Дис. канд. филол. наук. – Тамбов, 1999. – 198 с.

26. Зюлина О.В. Повествовательная структура прозы Е.И. Замятина. Дис. канд. филол. наук. – М., 1996. – 108 с.

27. Замятин Е.И. Избранные произведения: В 2 т. – М.: Худ лит., 1990. Т. 2. – 297 с.

28. Иванов А.С. Театр масок Саши Чёрного // Чёрный Саша. Собр. соч.: В 5 т. Т. 3. – М.: Наука, 1996. – 296 с.

29. Иванов А.С. «Жил на свете рыцарь бедный» // Черный Саша. Избранная проза. – М.: Книга, 2013. – 280 с.

30. Ивич И.И. Воспитание поколений. – М.: Наука, 1967. – 469 с.

31. Измайлов А.А. Литературный Олимп. – М.: Наука, 2011. – 304 с.

32. Иконникова С.Н. Рерих Н.К. о Мире через Культуру // История культурологических теорий. – СПб.: Флипп, 2005. – 157 с.

33. Иконникова С.Н. История культурологических теорий. В 3 ч. Ч. 2. – СПб.: Флинта, 2001. – 192 с.

34. Ишанова А.К. Жанровоопределяющие признаки сказки и притчи // Народная и литературная сказка. – Ишим: Книга, 1992. – 311 с.

35. Кобринский А.А. Поэтика «ОБЭРИУ» в контексте русского литературного авангарда. – М.: Флинта, 1999. – 236 с.

36. Комлик Н.Н. Творческое наследие Е.И. Замятина в контексте традиций русской народной культуры. – Елец: Елецкий государственный педагогический институт, 2000. – 265 с.

37. Комлик Н.Н. Мотивы русского эпоса в повестях Е. Замятина «уездного» цикла («Уездное», «Алатырь», «На куличках») // Вестник Тамбовского университета. Сер.: гуманитарные науки, 1999. – 36 с.

38. Короленко В.Г. Федор Сологуб. Книга сказок // Русское богатство. – № 12. – Отд. II. – М.: Наука, 2008. – 181 с.

39. Кравцов Н.И. Сказка как фольклорный жанр // Специфика фольклорных жанров: Сборник научных статей. – М.: Наука, 1973. – 223 с.

40. «Книга сказок» Федора Сологуба // Киевские отклики. – 1904. – № 324, 23 (6) ноября. – С. 1-4.

41. Лазаревский Б. Последний разговор // «Россия и славянство». Париж: Возрождение, 1932. – 57 с.

42. Лейдерман Н. Движение времени и законы жанра. Свердловск: Кабинетный ученый, 1982. – 341 с.

43. Леонова Т.Г. Русская литературная сказка XIX в. в ее отношении к народной сказке: (Поэтическая система жанра в историческом развитии). – Томск: Изд-во Том. ун-та, 1982. – 169 с.

44. Литературная сказка. История. Поэтика. Методика преподавания. – М.: Изд-во МГПУ, 1997. – 155 с.

45. Липовецкий М.Н. Поэтика литературной сказки. – Свердловск: Изд-во Урал. ун-та, 1999. – 256 с.

46. Лупанова И.П. Русская народная сказка в творчестве писателей 1-ой половины XIX в. – Петрозаводск: Книга, 1959. – 184 с.

47. Лупанова И.П. Современная литературная сказка и ее критики (заметки фольклориста) // Проблемы детской литературы. – Петрозаводск: Книга, 1981. – 203 с.

48. Любимова М.Ю. Творческое наследие Е.И. Замятина в исторической культуре XX века. Дис. докт. культурологии. – СПб., 2000. – 11 с.

49. Ло Ли Вей. Е. Замятин и Ф. Достоевский: Культурно-исторические истоки романа «Мы». Дис. канд. филол. наук. – М., 1994. – 168 с.

50. Лядова Е. А. Историческая и структурно-поэтическая парадигма трагедии Е.И. Замятина «Атилла». Дис. канд.филол. наук. – Тамбов, 2000. – 185 с.

51. Майорова Т.А. Концепция человека в творчестве Е.И. Замятина. Дис. канд. филол. наук. – Иваново, 1997. – 254 с.

52. Медриш Д.Н. Литература и фольклорная традиция: Вопросы поэтики. – Саратов: Изд-во Сарат. ун-та, 1980. – 176 с.

53. Мележинский Е.М., Нехлюдов С.Ю. и др. Проблемы структурного описания волшебной сказки // Труды по знаковым системам, // Вып.236. – Тарту, 1969. – 175 с.

54. Мележинский Е.М. Герой волшебной сказки. Происхождение образа. – М.: Наука, 1958. – 243 с.

55. Миртов О. [Котылева О.Э.] Федор Сологуб. Книга сказок // М.: Образование, 1905. – 134 с.

56. Неелов Е.Н. Сказка, фантастика, современность. – Петрозаводск: ПетроПресс, 1987. – 150 с.

57. Неелов Е.Н. Фольклорно-сказочный "мир без выбора" в литературной сказке и научной фантастике // Проблемы детской литературы. – Петрозаводск: ПетроПресс, 2011. – 179 с.

58. Никифоров А.И. Русская детская сказка драматического жанра // Сказочная комиссия в 1927 году. – Л.: Наука, 1999. – 369 с.

59. Овчинникова Л.В. Русская литературная сказка XX века: История, классификация, поэтика: Учебное пособие. – М.: Флинта: Наука, 2003. – 624 с.

60. Осоргин М.А. М. Черный // «Последние новости». – М.: Наука, 2006. – 311 с.

61. Полякова Л.В. Евгений Замятин в контексте оценок истории русской литературы XX века как литературной эпохи. Курс лекций. – Тамбов, 2000. – 283 с.

62. Полякова Л.В. Евгений Иванович Замятин // Е.И. Замятин. Избранные произведения. – М.: Синергия, 2010. – 422 с.

63. Померанцева Э.В. Соотношение эстетической и информативной функций в разных жанрах устной прозы // Проблемы фольклора. – М.: Наука, 2009. – 176 с.

64. Пропп В.Я. Русская сказка. – Л.: Изд-во ЛГУ, 2012. – 371 с.

65. Пропп В.Я. Морфология сказки. – М.: Наука, 1998. – 421 с.

66. Резун М.А. Антиутопические сказки Е.И. Замятина // Культура и текст. Литературоведение. Часть II / Под ред. Г.П. Козубовской. – Барнаул: Миа-Мед, 1998. – 186 с.

67. Резун М.А. Малая проза Замятина. Проблема поэтики. Дис. канд. филол. наук. – Томск, 1993. – 261 с.

68. Рерих Н.К. Глаз добрый. – М.: Художественная литература, 1991. – 223 с.

69. Рерих Н.К. СКАЗКИ. – М.: Амрита-Русь, 2012. – 208 с.

70. Рерих Н.К. Сердце Азии. – Минск.: Университетское, 2013. – 247 с.

71. Рерих Н.К. Индия /Листы дневника. Т.2. – М.: МЦР, 2011. – 115 с.

72. Ронен О. «Серебряный век» как умысел и вымысел». – М.: Наука, 2013. – 152 с.

73. Рудзитис Р. Космические струны в творчестве Николая Рериха // Рихард Рудзитис. – Минск: Звезды Гор, 2009. – 170 с.

74. Русаков В. «Книга сказок» Федора Сологуба // М.: Новый мир. – 1905. – № 10. – С. 13-18.

75. Сказка // Ожегов С.И. Словарь русского языка. 10 е изд. – М.: Советская энциклопедия, 1973. – 662 с.

76. Сказка // Народные знания. Фольклор. Народное искусство: Научный свод этнографических понятий и терминов. – М.: Наука, 1991. Вып. 4. – 114 с.

77. Скалон Н.Р. «Сказки» Е. Замятина и проблема личности // Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Т. 3. – М.: Наука, 2012. – 119 с.

78. Соколов Ю.М. Русский фольклор. – М.: Учпедгиз, 1941. – 235 с.

79. Солженицын А.И. Из Евгения Замятина. «Литературная коллекция» // М.: Новый мир, 2012. № 10. – С. 197-201.

80. Сологуб Федор. Собр. соч.: В 6 т. – М., 2001. – Т. 2. – 428 с.

81. Сологуб Федор. Единый путь Льва Толстого // Сологуб Федор. Собр. соч.: В 12 т. – СПб.: Шиповник. 2009. – 194 с.

82. Сологуб Федор. Собр. соч.: В 6 т. – М., 2001. – Т. 2. – 436 с.

83. Сологуб Ф. Мелкий бес. Роман. Издание девятое. Берлин – Петербург – М.: Изд. З.И. Гржебина. 1923. – 239 с.

84. Сологуб Федор. Афоризмы. Достоинство и мера вещей // Неизданный Федор Сологуб. – М.: Наука, 2010. – 206 с.

85. Сологуб Федор. Собр. соч.: В 6 т. – М.: Наука, 2011. – Т. 1. – 278 с.

86. Смирнов А. Федор Сологуб. Книга сказок // М.: Новый путь, 1904. – № 12. – С. 279-289.

87. Творческое наследие Евгения Замятина: взгляд из сегодня. Научные доклады, статьи, очерки, заметки, тезисы: В Ют. / Под ред. проф. Л.В. Поляковой. – Тамбов: Грамота, 2000. – 311 с.

88. Творчество Евгения Замятина: Проблемы изучения и преподавания. Материалы Первых Российских Замятинских чтений 21-23 сентября 1992 года. – Тамбов, 1992. – 90 с.

89. Творчество Евгения Замятина: Проблемы изучения и преподавания. Материалы Первых Российских Замятинских чтений 11-14 октября 1994 года. – Тамбов, 1994. – 98 с.

90. Толстой А.Н. Собрание сочинений. В 10-ти т. Т. 8. Стихотворения и сказки; Произведения для детей; Русские народные сказки / Подгот. текста и коммент. В.П. Аникина. – М.: Худож. лит., 1985. – 479 с.

91. Толстой А.Н. Золотой ключик или приключения Буратино. – М.: Детская литература, 1983. – 115 с.

92. Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 22 т. – М.: Худож. лит., 1982. – Т. 10. – 508 с.

93. Толстой Л.Н. Собр. соч.: В 22 т. – М.: Худож. лит., 1982. – Т. 10. – 532 с.

94. Толстой Л. Н. Соч.: В 14 т. – 2-е изд. – М.: И. Кушнерев, 1903. – 405 с.

95. Тэффи Н. А. Федор Сологуб // Воспоминания о Серебряном веке / Сост., предисл. и коммент. В. Крейда. – М.: Наука, 1993. – 282 с.

96. Хармс Д. Полн. собр. соч. – Кн. 2: Записные книжки. Дневник. – М.: Наука, 2013. – 388 с.

97. Чернявская И.С. Некоторые особенности современной литературной сказки // Проблемы детской литературы. – Петрозаводск: Периодика, 1979. – 161 с.

98. Чёрный С. Солдатские сказки // Чёрный С. Стихи и проза. – Ростов-на-Дону: Феникс, 1990. – 264 с.

99. Чистов К.В. К вопросу о принципах классификации жанров устной народной прозы // Материалы VII международного конгресса антропологических и этнографических наук. – М.: Наука, 1964. – 211 с.

100. Чичеров В.И. Русское народное творчество. – М.: ИМУ, 1959. – 289 с.

101. Чулков Г. Годы странствий. – М.: Эллис Лак, 1999. – 158 с.

102. Шенцева Н.В. Художественный мир Е.И. Замятина. Учебно-методическое пособие. – Йошкар-Ола: Волшебный мир, 2012. – 147 с.

103. Яблоновский А. Саша Черный. Живая азбука. Картинки Ф. Рожанковского. – Париж: Изд-во Н.П. Карбасникова, 1927. – 211 с.

104. Ярмыш Ю. О жанре мечты и фантазии. // Киев: Радуга, 1972. № 11. – С. 29-37.

Примечания

Работа проходит антиплагиат. Есть приложения

Информация о работе

Тип: Дипломная работа
Страниц: 119
Год: 2015
2650 p.
Не подошла эта работа?

Узнайте стоимость написания
работы по Вашему заданию.
ПОСМОТРЕТЬ ЦЕНЫ
Оформление заявки БЕСПЛАТНО и
ни к чему не обязывает.
Закажите авторскую работу по Вашему заданию!
Контрольная работа
от 100 p.
cрок: от 1 дня
Реферат
от 600 p.
cрок: от 1 дня
Курсовая работа
от 1000 p.
cрок: от 3 дней
Дипломная работа
от 6000 p.
cрок: от 6 дней
Отчет по практике
от 1000 p.
cрок: от 3 дней
Решение задач
от 150 p.
cрок: от 1 дня
Лабораторная работа
от 200 p.
cрок: от 1 дня
Доклад
от 300 p.
cрок: от 2 дней
Заказать работу очень просто!
Вы оформляете заявку
Получаете доступ в лк
Вносите предоплату
Автор пишет работу
Получаете уведомление
о готовности
Вносите доплату
Скачиваете готовую
работу из лк
X
X