Курсовая работа

Изображение эпидемии в римском дидактическом эпосе

  • 45 страниц
  • 6 просмотров
  • 0 покупок
Содержание

Введение 3

1 Теоретические основы описания эпидемии в дидактическом эпосе на примере творчества Тита Лукреция Кара 5

1.1 Специфика римской дидактической поэзии, представители жанра 5

1.2 Общая характеристика произведения Лукреция «О природе вещей» 20

2 Образ эпидемии в произведении Лукреция 35

2.1 Место эпизода «Афинской чумы» в тексте «О природе вещей 35

2.2 Сопоставительный анализ описания эпидемии чумы в текстах Лукреция и Фукидида 37

Заключение 41

Список литературы 43

Введение (выдержка)

Тема эпидемии чумы и бедствий, которые она приносит, является центральной для сочинений авторов различных эпох, начиная с Античности и до наших дней. Рассмотрев произведения, в которых эта тема затрагивается, автор попытался проследить трансформацию образа чумы в мировой литературе.

Образ чумы неоднократно актуализировался в литературе, что свидетельствует о важности вопросов, которые он затрагивает: вопрос жизни и смерти, сущности бытия, изменчивости человеческого счастья и т. д. Как и любой художественный образ, тема чумы исторически изменчива. В данной работе мы постараемся проследить трансформацию образа эпидемии чумы и бедствий, которые она приносит, в литературных произведениях различных эпох, начиная с Античности и до наших дней. Конец V в. до н. э. был отмечен в истории человечества невиданными стихийными бедствиями. Мощные землетрясения произошли в Греции. Но на этом страдания людей не закончились. В 430 г. до. н. э. в Афинах вспыхнула страшная эпидемия чумы. Болезнь свирепствовала до 426 г. до н. э. с небольшими перерывами и унесла в могилу до четверти всего населения.

Описание эпидемии чумы в Афинах 430 г. дается греческим историком Фукидидом (V в. до н. э.) в сочинении «История» (II 47–53). Произведение Тита Лукреция Кара «О природе вещей», заканчивающееся описанием эпидемии в Афинах, основано на текстах Фукидида.

Цель представленной работы - изучить изображение эпидемии в римском дидактическом эпосе.

Достижение поставленной цели предполагает решение ряда задач:

1. Выявить специфику римской дидактической поэзии, представителей жанра;

2. Привести общую характеристику произведения Лукреция «О природе вещей»;

3. Определить место эпизода «Афинской чумы» в тексте «О природе вещей

4. Провести сопоставительный анализ описания эпидемии чумы в текстах Лукреция и Фукидида.

Основная часть (выдержка)

1 Теоретические основы описания эпидемии в дидактическом эпосе на примере творчества Тита Лукреция Кара

1.1 Специфика римской дидактической поэзии, представители жанра

Сперва нужно указать три общих аспекта: дидактическая поэзия особым образом связана со своим предметом: Квинтилиан[1] признает у Арата антагонизм между неблагодарным материалом и поэтическим заданием; соответственно, Цицерон[2] считает достойным похвалы, что Никандр обработал "сельский" материал с "городским" лоском. Трудность - "соткать произведение из знания и воображения, сочетать два противоположных элемента в единое жизнеспособное тело", правильно объясняет Гете по существу жанра, так что психологические спекуляции о внутренней расколотости автора, напр., о некоем "Антилукреции в Лукреции" - становятся излишними. Для Гете "хороший юмор"[3] - самый надежный путь к сочетанию знания и воображения. Эта фраза, первоначально адресованная английским дидактикам, справедлива для Горация и Овидия, меньше для Лукреция.

Поскольку дидактическое произведение с помощью слов хочет убедить других, это "нечто среднее между поэзией и риторикой"[4]. Древность намечает эту зависимость, делая архегета риторики, Горгия, учеником дидактического поэта Эмпедокла. В дидактической поэзии слово служит предмету и подчинено цели убеждения. Вступления и отступления[5], формы аргументации и доказательные средства можно истолковать риторически. Для греческой архаики это обратная проекция, однако все римские дидактические поэты прошли риторическую школу.

Дидактическая поэзия стремится к широкому воздействию; читатели хорошей риторической поэзии были явно многочисленнее, чем сообщество, взявшее на себя труд читать школьные философские сочинения. Еще Гете[6] требовал, чтобы лучшие авторы не считали ниже своего достоинства писать дидактические стихи; к сожалению, большинству его земляков кажется скорее подозрительным, если кто излагает научные темы удобопонятно или даже привлекательно.

Итак, эстетическая оценка и жанровое определение дидактических стихов представляет определенные трудности; древность нашла для них следующие решения:

1. Невключение в поэзию. По Аристотелю (poet. 1, 1447 b 18) Эмпедокл, конечно, пишет стихами, как и Гомер[7], однако он скорее натурфилософ, нежели поэт; как критерий цель имеет преимущество перед средствами[8].

В отличие от Платона, воспринимающего всерьез дидактические притязания поэзии, Аристотель считает, что она должна доставлять удовольствие - причем каждый поэтический жанр свое, напр., трагедия страх и сострадание (poet. 14). Гете занимает среднюю позицию: "Любая поэзия должна быть поучительной, но неприметным образом"[9]. Невключению дидактики в поэзию в новейшее время содействовало абсолютизирование понятия самой поэзии[10]. Однако верность фактам и целесообразность не могут быть критериями отсутствия эстетической ценности.

Плутарх характеризует поэзию как μῦθος и φεῦδος "миф" и "вымысел", и отличает ее от дидактики, которая лишь заимообразно пользуется поэтической формой (De audiendis poetis 16 CD). Поэтичность в дидактике обладает лишь служебной функцией: схолии к Гесиоду характеризуют метрическую форму как "сладкую добавку " (ἥδυσμα), чарующую души, удерживающую их под властью своего обаяния и служащую таким образом дидактической цели (ακοπός)[11]. Речь, следовательно, идет о педагогически оправданном побочном явлении. Так это описывает даже эпикуреец Лукреций - прирожденный поэт.

2. Включение в эпический жанр. В соответствии с древним и широко распространенным толкованием[12] дидактические стихи уже в силу употребленного размера считаются ἔπη.

К этому добавляется и довод, основанный на содержании: под влиянием стоических теорий полезности даже и образованные читатели воспринимали Гомера как серьезный источник естественнонаучных и географических сведений[13]. Для публики, ищущей поучения и в повествовательном эпосе, стирается жанровое различие между эпосом и дидактикой. Напротив, для Эратосфена поучение (διδασκαλία) не имеет в поэзии места рядом с воздействием на душу (ψυχαγωγία). Аристарх (III-II вв. до Р. Х.) также не переоценивает познаний Гомера; но александрийцы не столь влиятельны в Риме, как стоики из Пергама.

3. Однако можно усмотреть и подход к дидактической поэзии как отдельному жанру. Tractatus Coislinianus[14] несколько категорично ставит наряду с подражательной поэзией в аристотелевской традиции и неподражательную; к этой последней относится и "воспитательная" (παιδευτική); она распадается[15] на "наставляющую" (ὑφηγητική) и "созерцающую" (θεωρητική).

Диомед[16] по Государству Платона (3, 392 C-394 C) различает драматическую, излагающую и смешанную поэзию. В рамках genus enamrativum, "повествовательного жанра", есть разновидность "дидактическая поэзия" (διδασκαλίκή), чьи представители - Эмпедокл, Арат, Лукреций и Вергилий. Этот подход засвидетельствован поздно, однако, вероятно, он эллинистического происхождения[17].

Заключение (выдержка)

Тит Лукреций Кар жил в первой половине I в. до н.э. Рим мучительно и драматически переходил от республиканского строя, переставшего удовлетворять нужды растущих завоеваний, к империи, которая, однако, была еще не в силах разрушить старую республику и проявлялась пока только в виде взаимной борьбы крупных честолюбцев, претендовавших на единоличную власть.

Многие начинали призывать к тихой и мирной жизни, вдали от всяких общественных и политических потрясений. Многие разуверялись в старинных религиозно-мифологических представлениях, поскольку они не обеспечивали мир на земле, а были, наоборот, по их мнению, причиной неустройства человеческой жизни.

Тит Лукреций Кар был самым крупным из тех поэтов-мыслителей, которые надеялись ликвидировать гражданскую смуту в Риме путем проповеди материализма и вообще просветительских идей. Надежды Лукреция оказались иллюзиями; но им было создано такое замечательное поэтическое произведение, которое затмило собой не только многие гениальные произведения римской литературы, но значение которого вышло далеко за пределы самого Рима и которое в течение многих веков, вплоть до настоящего времени, осталось неувядаемым произведением античной поэзии и философии.

Эпос Лукреция имел необыкновенно большое влияние на всю римскую поэзию и был популярным в обществе. Цицерон восхищался тем, что он освещен ярким светом и мастерства, и таланта. Тацит проговорился, что большинство его современников читают Лукреция с большей охотой, чем Вергилия, а Овидий, парафразируя Лукреция, утверждал, что его творчество погибнет только вместе со вселенной.

Лукреций воспринял эпикуровские доводы против бессмертия души и значительно их дополнил. Тело, считал философ, это – сосуд души, и если оно повреждается, то душа «вся разлетается, следственно – гибнет». Не следует думать, писал Лукреций, будто душа после смерти переселяется в другое тело, ведь «мы не помним о жизни прошедшей», младенцы рождаются неразумными, а «нравы» животных не смешиваются – каждое из них ведет себя сообразно своему телу. «Смерть – ничто и ничуть не имеет значенья», – повторяет Лукреций вслед за Эпикуром. Умереть ничуть не страшнее, чем вообще не родиться, так надо ли бояться вечного небытия после смерти, если оно ничем не хуже, чем «вечного времени часть, что прошла перед нашим рожденьем», которая для нас была «всякого сна безмятежней»? Ввиду вечности прошедшего и будущего нашего небытия глупо было бы бояться преждевременной смерти, ведь «на волос даже нельзя продлением жизни уменьшить длительность смерти никак и добиться ее сокращенья, чтобы поменьше могли мы пробыть в состоянии смерти».

В конечном итоге рассуждения Лукреция сводятся к тому, что смерть не страшнее жизни, поэтому страхи перед нею напрасны. Живи, пока живется, и не терзайся тревогами о предстоящем небытии.

Список литературы

1. Бибихин В.В. Язык философии. М.: Языки славянской культуры, 2002. С. 247

2. Боровский Я. М. Лукреций и Фукидид. -- Лукреций. О природе вещей. М., 1997

3. Боровский Я. М. О термине natura у Лукреция // Ученые записки ЛГУ. Серия филологических наук. — Вып. 18. 1952. — С. 223—238.

4. Боровский Я. М. Обозначение вещества и пространства в лексике Лукреция // Классическая филология. Отв. редактор А. И. Доватур. — Л., 1959. — С.117-139.

5. Боровский Я. М. Вопросы общественного развития в поэме Лукреция // Древний мир. Сб. статей в честь академика В. В. Струве. М., 1962.- С.475-484.

+ еще 37 источников

900 руб.
Купить эту работу

Не подошла эта работа?

Закажите новую работу, выполненную по вашим требованиям с нужным уровнем оригинальности.

Не нашли нужную работу?

Разместите задание, а мы подберём эксперта

Заботимся о вас и вашем времени

У нас есть все, чтобы сделать вашу жизнь более приятной и беззаботной

Не бросаем после выполнения работы

Бесплатно выполним все доработки в рамках задания

Средний бал наших работ

  • 4.9

Узнай стоимость

Это быстро и бесплатно :)

Отзывы довольных студентов

Мы помогли более 10К+ студентам

Игорь
Тема работы: Проектирование сборочно-сварочных сооружений

Спасибо, отличная работа.

Золотуева Зульфия Орифовна
Тема работы: бухгалтерский учет

Спасибо большое автору! В короткий срок сделал работу на 5

Людмила
Тема работы: Применение электронных таблиц для разного вида расчётов

Спасибо! Всё замечательно. Профессионально.

Дарья
Тема работы: М. М. Сперанский как теоретик государственного управления

Спасибо большое, с Вами приятно иметь дело) Извините, что лажанула

Боровков Сергей Александрович
Тема работы: Организация и управление в системе социального обслуживания населения

Все хорошо

Виктория
Тема работы: Система физического воспитания в ( дошкольных, школьных) учреждениях

Огромное спасибо, работа выполнена в срок, возможно воспользуюсь вашей услугой ещё не раз.